Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

АРЕСТ

Одна замужняя баба с ментом спуталась. Да не с обыкновенным, а в чинах и при должности. Подполковник, начальник городского управления внутренних дел. Во как!

Легкий флирт с женатым любовником в погонах со временем перерос в сжигающую страсть. Пару раз страсть возникала у неверных в служебном кабинете у подполковника. Но дураку понятно, что больше такого легкомыслия допускать было нельзя, потому как штат подчиненных у начальника городской милиции – люди наблюдательные и умеющие делать правильные выводы. Еще пару раз голубки любили друг друга в служебной машине высокопоставленного милиционера. Но получилось как-то не солидно и совсем уж неудобно. Годы у подполковника, понимаешь ли, не позволяли заниматься интимными делами в полусогнутом положении – то судорога по ногам пробежит, то спину прострелит. Не мальчик уже.

К себе же в квартиру главный милиционер любовницу привести никак не мог – жена-домохозяйка, дети, внуки. И любовница не могла – трудовая деятельность мужа проходила в домашних условиях. Художник он был. Целыми сутками рисовал картинки для книг и журналов.

А страсть любовников так сжигала, так сжигала!

– Куда б моего маляра деть? – в сердцах спрашивала ретивая баба своего подполковника, – Хотя бы на трое суток выпроводить из дома. Уж мы б, любимый, с тобой побарахтались!

Предложение любовницы заставило подполковника сморщить мозги. Представлялась широкая мягкая софа, чуть приглушенный обволакивающий свет, запах дорого коньяка и обнаженное тело чужой, но так желанной жены.

– Он когда-нибудь вообще у тебя из квартиры выходит? – словно на допросе спрашивал подполковник.

– Только по пятницам. На несколько часов. Ездит в издательства и редакции работу сдавать. Что же нам как кроликам…

– Не будет как у кроликов, – пообещал подполковник, – В следующую пятницу я приеду к тебе в гости сразу на три дня.

– А муж?

– Он будет в командировке. Я устрою.

Как и обещал начальник управления милиции, в пятницу муж-художник домой не явился. Его арестовали после обеда, когда он, сдав работу, возвращался домой. Подошли два патрульных милиционера и попросили предъявить документы, которых у него не оказалось.

– Придется вам пройти с нами в отделение. Для полного выяснения личности.

Выяснение личности художника затянулась ровно на трое суток. Ровно три ночи художник сидел в камере предварительного заключения, а ему объясняли, что в паспортном столе выходной, редакции, где его знали, закрыты и жены, которая могла подтвердить место жительства и рождения мужа, в квартире не оказалось.

И все три ночи подполковник, срочно отбывший в «служебную командировку», вынужден был напрягаться и подменять художника. За двое с лишним суток «оторвались» любовники так, что после рандеву две недели друг друга видеть не желали.

А похудевший и осунувшийся художник, личность которого была установлена только в понедельник, вернулся домой. Набросился на жену:

– Меня трое суток дома не было, а ты и в ус не дула!

– Как не дула! Да я круглые сутки по больницам и моргам моталась! Тебя искала. Откуда мне было знать, что ты в милиции сидел?

– Глянул художник на покрасневшие и уставшие глаза жены и успокоился: наверное, и в самом деле искала.

Прошло полмесяца, и подполковником снова похоть овладела. Жгучая такая, липкая похоть, избавиться от которой ужасно трудно. И потянулся он к телефону. Без всяких предисловий стал в своей страсти признаваться: мол, желаю тебя, дорогая, до боли ниже живота. Что будем делать? Как нам быть?

– Не знаю, любимый. Я ведь тоже не каменная, по мужику соскучилась. Мой-то вот уже две недели не просыхает. Чего с него взять?

Подполковнику снова пришлось немного подумать. Ведь художник водку пьет, из дома никуда не выходит. Как его выкурить? И умная мысль пришла-таки в голову.

– А ты с ним ссору спровоцируй, – подсказывает выход начальник управления внутренних дел, – Станет кочевряжиться – сразу вызывай милицию. Мы его и определим на пятнадцать суток. Нет ничего проще!

– Много пятнадцать суток, – впервые пожалела муженька неверная, – Жалко! Хоть хреновенький, а все же свой!

– А мы с тобой на эти дни в санаторий смотаемся, – обещает подполковник, – Отдохнем на Черном море.

– В санаторий? На Черное море?

Недолго думала женщина, согласилась. Кто ж от санатория отказывается? В тот же вечер супруга ни с того ни с сего взбунтовалась. Набросилась на супруга:

– Пьянь подзаборная! Импотент! Бездарь и неудачник!

Художник поначалу даже внимания на свою бабу не обращал, но когда услышал слово «бездарь» очень сильно обиделся. Потому как «бездарью» он себя никогда не считал. С гневом и отвесил он своей благоверной звонкую оплеуху.

Наряд милиции объявился мгновенно. У разгоряченных ссорой супругов даже появилось такое ощущения, будто милиционеры специально стояли под дверью и ждали, когда их позовут. На художника оперативно набросили наручники и увезли. Как и было обещано ровно на пятнадцать суток.

Подполковник сдержал слово офицера: приобрел две профсоюзные путевки в полцены и укатил с чужой женой личную страсть утолять.

Самое интересное в этой истории заключается в том, что Господь так и не наказал неверных. Подполковник вскоре получил очередное звание и укатил на повышение. И неверная баба не долго горевала. Зацепила себе нового любовника. Между прочим, ответственного работника из префектуры.

Пострадал только художник. Отсидев пятнадцать суток, окончательно запил. Даже пытался покончить с собой. Да веревка оказалась не прочной…

2000 г.