Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

АВТОВОР

Или истории о пяти удачных угонах

История первая. ЖАДНЫЙ ПЛАТИТ ДВАЖДЫ

– Ну, ни пуха ни пера, – сказал он ей, и она пошла к джипу, который стоял на площадке, принадлежащей «Макдональдсу». А он, прижимая к груди несколько пакетов с бигмаками, вернулся к своей машине. Кто знает, когда в течение суток, а то и двух удастся еще перекусить. Он открыл двери машины, бросил пакеты на переднее пассажирское сидение и посмотрел в сторону джипа. Девчонка уже выполняла начальную часть их плана и, игриво улыбаясь, разговаривала с парнем, который только что сел за руль сверкающего темно-синей краской японского внедорожника.

Он достал из кармана и положил в углубление приборной доски пейджер – единственное средство связи, которое должно сообщить, что дело выгорело и настает время уже ему включаться в работу.

Он видел, как пассажирская дверь джипа открылась, и девчонка запрыгнула в салон. Через минуту на то место, где стоял джип, вклинился какой-то побитый «Опель».

Он вынул из пакета один бикмаг, откусил, и медленно прожевывая «американское блюдо», откинул голову на сиденье и представил миску с его любимыми горячими щами, смачно сдобренные красным стручковым перцем.

Теперь ему оставалось только ждать, когда его партнерша по операции сообщит место своего нахождения. Вернее не своего, а джипа. А потом девчонке на короткое время требовалось завладеть ключами от замка зажигания и брелоком постановки на сигнализацию. Только на короткое время. Всего лишь на две-три минуты. И чтобы план удался и брелок с ключами оказался на это короткое время в его руках, девчонка, если уж так заблагорассудится сложиться обстоятельствам, должна провести с хозяином машины ночь. Несоизмеримое время – две минуты – и ночь вынужденной любви. Впрочем, успокоил он самого себя, это девчонка не его, а за ночь любви она получит удвоенную оплату.

Он прожевал последний кусок бикмака и представил себе, как очарованный красотой, шеей как у балерины и фигуркой девчонки водитель джипа везет ее к балетному училищу на пересдачу экзамена по хореографии. И когда они доберутся до необходимого заведения, вдруг окажется, что она забыла дома зачетку. И тогда этот вахлак-нувориш предложит ей покататься по вечерней Москве и посетить ресторан, а потом потащит к себе домой или к товарищу на пустую квартиру. Она будет ломаться, но в конце концов согласиться…

«Насколько силен в питейном деле этот парень, которого он лишь мельком видел в окне джипа, когда она заигрывала с ним и просила подвезти к училищу? Если он трескает водку, как минеральную воду, то девчонке придется основательно потрудится, чтобы довести его до нужной кондиции, когда человек из сознательного состояния впадает в состояние бессознательное.

Впрочем, до постельных сцен дело может и не дойти, если вдруг парню вздумается отдать девчонке ключи от машины и отпустить ее к тачке без сопровождения. Но этому, опять же, должны способствовать обстоятельства. В ресторане или уже у него дома она сошлется на свою забывчивость: дорогой, я в машине оставила свою любимую заколку и теперь чувствую себя без нее не в своей тарелке… Дурак снимет только ключ от замка зажигания, а затем отдаст всю связку, позволив случайной незнакомке самой найти то, что якобы она потеряла. Осторожный или предупредительный самолично проводит даму к машине.

Когда запищал пейджер, он не смог бы точно сказать, сколько прошло времени с той минуты, когда они расстались, и началась операция. На табло высветился текст: «Внимательный, Кирова 12–61».

Он заволновался. По сообщению было понятно: хозяин джипа, которого клеит девчонка, мужик осторожный, судя по всему в ресторан ехать отказался, напиваться не собирается и теперь все зависит только от случайности. Но то, что в сообщении указывался адрес, уже было неплохо. Значит, его партнерша сумела завлечь парня и теперь находится в его квартире.

Он завел двигатель и поехал по указанному адресу. Это была типовая шестнадцатиэтажка. Джипа около дома не было. Оно и понятно: такие дорогие машины, хоть и увешанные всевозможными сигнализациями около подъезда на ночь и долгое время не оставляются. Скорее всего где-то поблизости имеется платная стоянка или гараж-бокс, где и был оставлен автомобиль.

Квартира, в которой пребывала девчонка, находилась на четвертом этаже. Он поднялся на лестничную площадку и определил, что все окна, скорее всего трехкомнатной квартиры, выходят во двор. Значит, нужно внимательно следить за каждым из них: вдруг партнерша подаст какой-либо знак.

Он спустился к своей машине, завел двигатель и поставил автомобиль так, что из салона ему были видны все окна наблюдаемой квартиры. И не успел он поудобнее устроиться, как в свете одного увидел свою партнершу. Она открыла форточку, он тут же выскочил из салона и поспешил к дому. Под ним на веревке висела связка с ключами и брелоком.

Он достал из кармана завернутый в целлофан и фольгу гипс, легко размял его пальцами и сделал лепешку. Затем, быстро, но аккуратно, приложил каждый ключ к гипсу. Когда слепки были сделаны, он внимательно оглядел брелок и кинулся к своей машине. Теперь точно зная, что интересующий его джип оснащен электронной сигнализацией, которая на языке специалистов относится к среднему уровню. Вытаскивая из багажника чемоданчик со сканером, он окончательно уверился в том, что хозяин джипа – окончательный скупердяй и жадюга. Мало того, что не предложил девушке посетить ресторан перед тем как везти ее на ночь к себе домой, так и свою машину не снабдил соответствующей престижной марке сигнализацией. Он настроил сканер и несколько раз нажал на кнопки брелока. Цифры на сканере показали, что сигнал был успешно принят и записан.

Он подергал за веревку, к которой были привязана связка с ключами и, бережно держа в руках чемоданчик со сканером, поспешил к своей машине. Теперь срочно требовалось изготовить дубликаты ключей от дверей и замка зажигания и настроить какой-нибудь брелок на код, записанный на сканере.

Запустив двигатель, он с благодарностью посмотрел на зашторенные окна, откуда к нему спустился такой необычный подарок. Скорее всего, хитрая девчонка перед тем как лечь со своим кавалером в кровать, отправила его в ванную. Пяти минут ей хватило, чтобы извлечь связку с ключами, достать веревку из своей сумочки и открыть окно. Теперь он знал, что девчонка не задержится в этой квартире и полчаса. И хотя не питал к ней никаких нежных чувств, все-таки не хотел, чтобы этот скряга, бывший владелец джипа, задарма лапал нежное девичье тело.

На другое утро, он стоял около знакомой шестнадцатиэтажки на Кирова. Вчерашний сексуальный неудачник вышел из подъезда в половине девятого и направился в сторону гаражных боксов. Еще через десять минут он ехал за темно-синим джипом по Щелковскому шоссе. Только бы стоянка не располагалась под самыми окнами офиса, – молил он Господа.

Со Щелковки они свернули в сторону гостиничного Измайловского комплекса. Джип остановился на площадке перед одним из гостиничных блоков. Он знал, что в здании гостиницы располагается немало офисов разных коммерческих фирм. И потому как долго запирал двери и проверял салон хозяин джипа, он понял, что тот как раз и приехал в свою контору.

Он поставил свою машину в другом конце стоянки, закрыл ее на ключ и бодро пошел по направлению к джипу. Внедорожник мигнул фарами, показывая, что сигнализация отключена, и двери салона открыты. Он по-хозяйски расположился в кресле водителя, вставил в замок зажигания ключ-дубликат и мотор тихо заурчал. Он поехал в сторону Первомайской, где размещалась ракушка-отстойник. А через полчаса вернулся за своей машиной. Судя по обстановке, пропажа джипа еще не обнаружилась. Ему нисколько не хотелось увидеть самодеятельный спектакль. «Жадный платит дважды», – подумал он и поехал в сторону центра…

История вторая. СЕЗАМ, ОТКРОЙСЯ!

Несколько раз он себя отговаривал: да сдалась ему эта «Рено-Лагуна»! Конечно, в «конторе» за такую машину заплатят тысячи три, а то и все три с половиной. Но погореть на этом сверхчувствительном «аларме» с четырьмя миллиардами кодовых комбинаций – тоже пара пустяков. Слишком велик риск! Легче без шума и грома увести со стоянок тройку «девяточек» и получить те же самые деньги, чем снять «Рено» с охраны и перегнать в отстойник.

Но как он себя не отговаривал, а спортивный азарт уже преобладал над разумом. И в это утро он уже стоял на площадке около старинного особнячка, куда через четверть часа должен был подъехать его объект спортивной охоты.

Он откинул спинку сиденья, занял горизонтальное положение и вытащил рекламный проспект того самого «аларма», которым была оснащена «Лагуна» и в который раз принялся за изучение. Он почти не обращал внимания на эмоциональные призывы, которыми пестрил рекламный листок. Но на одном из них его взгляд все-таки остановился. «Только Господь Бог, помимо вас сможет открыть двери автомобиля, оснащенного нашей сигнализацией…»

Эта строка даже заставила его улыбнуться. Он закрыл глаза и представил себя на беговой дорожке. Рядом готовился к старту человек, над головой которого светился голубой нимб. Перед выстрелом стартового пистолета, человек с нимбом повернул голову в его сторону и подмигнул…

Он отогнал от себя сумасбродные мысли и углубился в чтение. Помимо того, что сигнализация была оснащена лазерными датчиками, все остальные «накрутки» не представляли для него какой-либо тайны. «Стандартный антисканер» – такой обмануть – раз плюнуть. Салон от проникновения в него был оснащен двухзоновыми микроволновыми датчиками. С этими «недотрогами», как он их называл, ему тоже приходилось работать. Главное, до включения сирены, открыть дверь кабины, а уже потом отключить всю охранную систему. Не успел за сорок секунд, пока датчик дает только пискливые предупреждающие сигналы, все – жди настоящей тревоги. Но для опытного угонщика, каким он себя считал, сорок секунд достаточный срок, чтобы справиться с дверными запорами.

На сверхизбирательные магнитные датчики вибраций он вообще не обратил внимания. Их не стоит бояться, потому как они бывают задействованы только в режиме движения машины и предохраняют ее хозяина от нежелательных вторжений в салон.

Двери, капот и багажник оснащены концевыми выключателями. Универсальный интерфейс центрального замка, электрический привод открывания багажника, многозоновый индикатор срабатывания, автономная беспроводная сирена, возможность подключения второй такой же – все эти «навороты» не играли бы никакой роли, если бы ему удалось обмануть лазерные датчики, задействованные с системой голосовой активации. Вот как раз с этой штукой он сталкивался впервые.

Он отбросил рекламный проспект в сторону и окончательно понял, что движет им не чувство обогащения, а чувство соревновательного азарта. А это означало, что при удачном стечении обстоятельств только Бог и он смогли бы без лишнего шума покататься на этой «ренушке» без хозяйского позволения.

Он посмотрел на часы: время приближалось к девяти утра. Значит через несколько минут «Рено-Лагуна» остановится рядом с ним. Он поднял спинку сидения, достал диктофон, включил его и, приоткрыв дверь салона, положил диктофон под кузов. Это был самый чувствительный японский диктофон, какие даже еще не поступали в продажу в России. Эту чудо технику вместе с видеокамерой ему одолжил знакомый звукорежиссер с кабельного телевидения.

Он с нетерпением посмотрел в сторону въезда на площадку и вздрогнул: знакомая «Лагуна» задним ходом двигалась в направлении его машины. Он приоткрыл затемненное стекло и включил видеокамеру. «Рено» припарковалось в полутора метрах от него. Мурлакая себе под нос известный шлягер, хозяин выскочил из машины, хлопнула дверца, и тихий голос произнес: «Сезам, закройся». Ренушка, словно прощаясь, покорно мигнула фарами, и хозяин направился к входу особнячка.

«Понятно, – подумал он, прослушав диктофонную запись, – Человек, напевающий гнусавым голосом о путанах, не смог бы придумать что-нибудь более умное, кроме как «Сезам закройся». Он теперь на девяносто процентов был уверен, что пароль голосового снятия машины с охраны будет не чем иным как «Сезам, откройся».

Он завел двигатель своей машины, – по крайней мере до обеда, а то и до самого вечера, пока хозяин не вернется к своей «Лагуне» и не скажет заветную фразу, которую также необходимо записать на диктофон, ему здесь делать было нечего.

Он заехал в супермаркет и купил двухлитровую бутылку не самого дорого шотландского скотча для подарка звукорежиссеру. По дороге в телестудию он размышлял над принципом действия системы электронной звуковой активации. Ему было ясно: прежде чем запрограммировать сигнализацию на голосовой код, необходимо настроить речевой имитатор на голос самого хозяина машины. Эта функция по его разумению, выполнялась очень просто. Небольшая речь надиктовывалась на звукозаписывающее устройство сигнализация и кодировалась. После чего, охранное устройство способно было реагировать только на тембр и другие нюансы голоса, записанного в память.

Он понимал, что электронику, обмануть очень сложно. И был согласен с рекламными заверениями, которые уверяли, что избирательность системы довольно высокая, а потому электроника не может реагировать ни на какой другой голос, кроме хозяйского. Даже гениальный пародист-имитатор не способен обмануть электронного охранника. С этим он был согласен.

Он также понимал, что и магнитофонный голос хозяина, который он записал полчаса назад, тоже не сможет раскодировать устройство. Слишком много посторонних звуков и шумов окажутся на ленте, что сразу и определит система голосовой активации. Это все так. Но он довольно хорошо знал, что любая реклама процентов на двадцать, а то и все пятьдесят приукрашивает свойства товара. А потому два литра виски станут подарком звукорежиссеру в обмен на незначительную услугу – с помощью громоздкой студийной аппаратуры необходимо очистить диктофонный голос от всяких примесей и шумов. А потом он погрузит в свою машину эту громоздкую аппаратуру с двумя словами на пленке и…

Звукорежиссер был рад подарку – сразу открыл бутылку, налил полный стакан и студия озвучивания перешла в полное распоряжение к гостю.

Поздно вечером он опять заглянул на студию. Звукорежиссер был уже в дымину пьян. В небольшом кабинетике на столе стояла пустая бутылка из под виски, а хозяин храпел на диване. Но гость и не стал будить хозяина. Уроки работы со студийной аппаратурой, полученные днем, не прошли даром. Он вставил кассету в створ огромного магнитофона и нажал кнопку «Воспроизведение». Из динамиков послышался голос: «Путана, путана». И после незначительной паузы раздалось заветное: «Сезам, откройся».

На следующий день в двенадцать часов пополудни, «Рено-Лагуна», оснащенная супермодной охранной системой с голосовой активацией, въехала в гараж-ракушку, которая являлась временным отстойником… Только Бог и он смогли обуздать «аларм», которая имела четыре миллиарда комбинаций кода.

История третья. СВАДЕБНЫЕ КОЛОКОЛА

Тянуть с «девяносто девятой» не имело больше смысла. Нет, с ее угоном были связаны не какие-то технические или охранные трудности, а полные карманы наличности и, как на Руси говорят, матушка-лень. Он откладывал угон со дня на день только потому, что знал: особого труда и риска с экспроприацией этой машины у законного хозяина не будет. Он знал и тот факт, что хозяину, молодому человеку эту тачку подарил отец в день когда он праздновал свое двадцатидвухлетие.

Он заставил себя подняться, свесил ноги с постели и сладко зевнул. «Хорошо, – уговаривал он сам себя, – вот сейчас оденусь, умоюсь, выпью кофе, поеду к знакомой стоянке и пригоню девяносто девятую». Всего-то делов: дождаться, когда хозяин выведет из своей ракушки машину, прокатиться за этим нуворишем до первого кафе или дома друга, и когда тот оставит автомобиль на стоянке, достать свой брелок, отключить сигнализацию, вставить свой ключ в замок зажигания и… перегнать «девяносто девятую» в отстойник.

О брелоке и ключе от замка зажигания он побеспокоился еще три недели назад, когда этот молодой человек, по всей видимости сын нового русского, приезжал к ним в автосервис, чтобы установить на новенькой машине люк и электроподъемники стекол. Он определил, что нуворишу не очень-то хотелось терять весь день в сервисе и ждать, когда автомастера закончат работы по установке. Нетерпеливый молодой человек, выкурив пару сигарет, в конце концов бросил ключи от машины автослесарю и, поймав около ворот такси, испарился в неизвестном направлении. И пока слесаря занимались своей работой, он несколько раз обошел автомобиль. Ему нравилась эта светло-зеленая девятка. К тому же он помнил, что и в фирму как-то поступал заказ о клиента на «девяносто девятую именно такой окраски. Он незаметно от глаз слесарей вынул ключи из замка зажигания и, повертев в руках брелок от охранной сигнализации «Престиж», определил, что в эту систему можно легко дописать в память центрального блока еще один брелок. На девяносто девятой стояла далеко не новейшая система сигнализации, которая помогла бы определить хозяину машины, что в центральный блок влезали посторонние личности и перепрограммировали его на работу с добавочным брелоком.

Он положил брелок с ключами в карман и, пока слесаря занимались установкой электромоточиков в двери автомобиля, прошел к дальнему верстаку. Изготовить дубликат ключа, для него было парой пустяков.

Нувориш приехал принимать работу в конце рабочего дня. Владелец «Лады» был не один. Под руку его держала совсем еще молоденькая девчонка в узких кожаных брюках. Они уселись в машину и, веселясь, принялись нажимать на кнопки электроподъемников. Когда заказчик расплатился с бригадиром по счету и «девяносто девятая» двинулась к выездным воротам, ей в хвост пристроилась и его вишневая восьмерка. Он проводил молодую пару до самого дома, дождался, когда закрылись на замок ворота ракушки, и только потом с удовлетворением добросовестно выполненной работы поехал отдыхать. В ящике для перчаток его машины валялись ключи и брелок от «девяносто девятой». Он решил не спешить с завершением этой операции. Ведь нувориш в таком случае при объяснении с милицией мог бы назвать адрес автосервиса, как один из вариантов случившегося угона. Правда, и откладывать операцию на более долгий срок он тоже не собирался. Он понимал, что у таких владельцев новые тачки очень быстро теряют свежесть и легко превращаются в передвигающуюся груду железа. А клиенты при покупке даже краденых машины по сниженным ценам не всегда отдают предпочтение битому хламу.

…Он еще раз зевнул, сунул ноги в тапочки и пошел в ванную, думая о том, что последний день месяца – лучший, чтобы подчистить все свои дела.

Через полчаса он подъехал к знакомой ракушке, где хранилась «девяносто девятая», и при взгляде на гараж его лицо тут же вытянулось от изумления. Еще не было и девяти часов утра, а его «клиент» уже побывал здесь и по всей видимости оседлал своего железного коня. Второго замка в петлях гаража не было. «Значит, сегодня не судьба», – подумал он, но для очистки совести решил подъехать к подъеду дома, в котором жил нувориш. Мало ли как бывает: возможно, что-нибудь забыл и заскочил в квартиру. Он въехал под арку и завернул во двор дома сталинской постройки. Судя по всему, это был день сюрпризов, и его лицо вытянулось от изумления во второй раз. Светло-зеленая девяносто девятая действительно припарковалось во вдоре. Но… была украшена разноцветными лентами. Рядом стояли несколько дорогих иномарок, также празднично разукрашенных лентами и бумажными цветами. Около самого подъезда с открытыми дверями красовался длинный лимузин, на крыше которого были закреплены два массивных обручальных кольца, а на бампере восседала огромных размеров кукла Барби.

Он медленно проехала мимо длинной свадебной автокавалькады и остановился в конце двора. «Черт подери, – сплюнул он, – Весь день пошел насмарку». В зеркало заднего вида он увидел, как из подъезда выпорхнул его клиент в черном фраке с бабочкой на шее. Под руку его держала та хрупкая девчонка, которая приезжала на автосервис. Вместо узких кожаных штанов на ней было пышное белое платье с глубоким декольте. Остановившись около подъезда, нувориш подхватил свою невесту на руки, и с трудом сделал несколько шагов к лимузину. К ногам молодоженов кидали охапки цветов. Несколько человек снимали молодых на видеокамеры.

Глядя как гости и молодожены рассаживаются в автомобили, он подумал о том, что на его свадьбе, скорее всего, никогда не будет такого крутого лимузина, гости не станут кидать дорогие букеты к ногам и с разных сторон стрекотать видеокамеры. По одной простой причине: даже если бы он решил воспользоваться услугами длинного лимузина, то у его гостей и знакомых – это уж точно – просто не было ни мерседесов и ауди, ни видеокамер, ни денег для роскошных роз и орхидей, которые бросались под ноги молодым в этом дворе.

Он также понимал, что та девяносто девятая, которую он хотел сегодня умыкнуть, возможно, больше никогда не пригодится безбедному нуворишу, потому что в этот день кто-нибудь из его или папиных знакомых непременно подарит молодым ключи от какой-нибудь новенькой иномарки.

Ему отчего-то стало очень грустно. Но из мира невеселых мыслей его вывел длинный гудок. Он глянул в зеркало и увидел, что позади, мигая фарами, стоял длинный лимузин, который, судя по всему, не мог протиснуться между его машиной и стеной дома, а потому водитель просил уступить дорогу свадебному картежу.

Ему захотелось преподнести молодым и свой подарок. Конечно, не из разряда радостных и приятных. Он отъехал в сторону, пропустил колонну, замыкала которую именно та светло-зеленая, на которую он вел охоту, и, пристроившись в хвост, без цели и какого-либо плана последовал за свадебным кортежем.

Судя по всему колонна следовала ко Дворцу бракосочетаний. Иномарки из кортежа долго и чинно парковались на площади около ЗАГСа. Наконец, веселая свита уже в изрядном подпитии, двинулась за молодыми к дверям Дворца. Он приткнулся на своей восьмерке с самого края, проводил глазами свадебную процессию. Как сказал великий Бендер, он был лишним на этом празднике жизни. В этот момент у него и родилась идея увести девяносто девятую сейчас, немедленно. Он открыл ящик для перчаток, пошарил в нем рукой, извлек ключи с брелоком и, хлопнув дверью, выскочил из салона. Быстрыми шагами он пересек площадь перед дворцом бракосочетаний и направился к светло-зеленой машине. Водители всех иномарок из сопровождающего кортежа примкнули к свадебной процессии. Он заметил, что только в лимузине, шофер раскрыл номер свежей газеты и погрузился в мир последних новостей. К тому же лимузин был отгорожен от «девяносто девятой» целым рядом иномарок.

За десять метров он нажал на кнопку брелока, и «жигуленок» приветливо присвистнул и мигнул фарами. Он открыл дверь и сунул ключ в замок зажигания. Постарался повернуть его, но ключ не проворачивался. «Черт побери! – выругался он, – В чем дело?» Ведь при изготовлении дубликата в мастерской автосервиса он самолично несколько раз заводил машину, и ключ прекрасно проворачивался. Он внимательно осмотрел замок зажигания. Так и есть – прибор был заменен. Скорее всего ключи от автомобиля были утеряны и нуворишу пришлось устанавливать новый замок. Но почему сработал брелок? Значит, сигнализацию не меняли. Впрочем, ему меньше всего сейчас хотелось ломать голову над тем, когда и кем был потерян ключ и программировали ли в систему охраны еще один брелок. Он сидел в чужой машине, которую не мог завести, и рисковал быть застигнутым полупьяными гостями на месте преступления. Надо было что-то предпринимать или ретироваться к своей восьмерке. Но ему так хотелось преподнести этим богатеньким буратинам свой подарочек. Он похлопал себя по карману куртки. Туристический складной нож был на месте. Достал его, вытащил штырек отвертки и быстро отвинтил шурупы приборной панели. Без труда сориентировался в проводах, которые словно цветные спагетти вывалились наружу. Вырвав с клемм замка зажигания несколько проводков, он замкнул их. «Девяносто девятая» в ту же секунду дернулась, и он услышал, как заурчал двигатель. Плотно скрутив провода, он положил руки на баранку и нажал на педаль газа. Через минуту он несся по проспекту в сторону своего гаража отстойника. Ему хотелось прибыть на место преступления к тому времени, когда свадебная процессия, возглавляемая новоявленными мужем и женой, выйдет из Дворца бракосочетаний и увидит его подарок. Ему очень хотелось лично принять благодарность.

Но, заперев беглянку в отстойнике, он долго ловил такси. Автомобильного картежа на площади уже не было. Двое полупьяных парней о чем-то разговаривали с работниками ГАИ. Он прошел в ЗАГС, нашел общий отдел и попросил пару бланков для подачи заявлений на регистрацию. Выйдя из дворца бракосочетаний, он направился к своей восьмерке, которая одиноко стояла на краю площадки. Дверь машины была незаперта. Он открыл ее и услышал за спиной голос гаишника:

– Молодой человек, можно вас на минуточку.

К нему неторопливо шел милиционер, помахивая полосатым жезлом. Второй гаишник по-прежнему о чем-то расспрашивал парней, оставшихся без машины.

– Хорошенько опроси свидетеля, – крикнул второй гаишник.

Милиционер подошел и, не глядя ему в глаза, представился:»Инспектор Гнеушев. Предъявите документы на вашу машину. «Он вынул из внутреннего кармана куртки портмоне, вытащил из него техпаспорт и права и протянул инспектору.

– Ничего подозрительного тут не заметили? – спросил инспектор Гнеушев, отдавая документы.

– А что здесь могло быть? – вопросом на вопрос ответил водитель восьмерки.

История четвертая. МИСС МИРА: ФИФТИ-ФИФТИ

Ах, это была не машина, а настоящая сказка! Он, словно осматривал выставочный экспонат, ходил вокруг нее и любовался. Любовался так, как любуются женщиной, которая стала королевой и победила на всемирном конкурсе красоты. Глазеть – глазей, а потрогать даже пальчиком – не моги. Не твое. Издалека он наблюдал, как моложавый нувориш в длинном кашемировом пальто, которое, кстати, было точно такого же цвета как и сам автомобиль, подходил к машине, и она, подав короткий гудок приветствия и радушно мигнув фарами, предлагала ему покататься. Так вот, по тому самому гудку, которым машина чествовала своего хозяина, он догадывался, что где-то под крышкой капота или же в каком-нибудь потайном местечке салона упрятан электронный мозг, который с необыкновенной легкостью распознает приближение своего владельца и откликается только на его ласки и желания.

Он целый месяц ходил вокруг машины, понимая, что подобрать ключики к этому самому мозгу не только совсем непросто, но, может быть, и вообще невозможно. В автомобиле была установлена наисовременнейшая конструкция электронной сигнализации, которая каждый раз, когда хозяин пользовался брелоком, меняла код открывания. И если он смог увести не одну «тачку» с постоянным радиокодом, вычислив его с помощью код-граббера, то иметь дело с переменным ему не приходилось. Вся тонкость была в том, что при каждом нажатии на кнопку брелока, когда хозяину необходимо было попасть в салон, цифровой код снова изменялся. Поэтому настроить свой брелок, на пойманный и расшифрованный постоянный радиокод, как это было при вскрытии других охранных систем, считалось делом практически неосуществимым. Хотя теоретически… Теоретически нужно было находиться с код-граббером при каждом открытии и закрытии дверей вблизи машины. И при этом нельзя не оставить без внимания ни одного открытия дверей. Теоретически нужно было записать на сканер десятка три меняющихся кодов и только потом ввести их в компьютер, оснащенный специальной программой. При всех этих удачно сложившихся обстоятельствах у компьютера появится шанс найти тот самый следующий цифровой радиокод, который будет выпушен при следующем вскрытии дверей салона. Он знал, что этот шанс в лучшем случае равен формуле «фифти-фифти». Но даже при разгадке радиокода вся операция может с фанфарами провалиться, только потому, что среди ночи хозяину

втомобиля захочется прокатиться, он спустится вниз, нажмет на свой брелок и двери машины откроются. И код на следующее открытие тоже изменится.

Однажды от безделья он валялся на койке и читал потрепанную книжонку – лесковскую «Левшу». Читал-то он «Левшу», а думал о той самой машине, которая так была похожа на ту девчонку, которая выиграла конкурс «Мисс мира». И вдруг в нем как и в Левше взыграли патриотические чувства? Да чем же он хуже Левши, который утер нос иностранным мастерам. Чем он хуже того изобретателя, который смастерил сигнализацию с плавающим радиокодом?

Он отбросил книгу в сторону и постарался сосредоточиться. Прежде чем начать охоту за записью каждого радиосигнала, необходимо было понять психологию самого водителя. Если машина с хозяином будет передвигаться только по одному маршруту – от места работа до места жительства, то потребуется пара недель, чтобы записать три десятка сигналов. Пусть это будет самый длинный вариант, но в то же время он бы считался и самым легким. Тогда утром и вечером ему требовалось лишь только сопровождать хозяина к месту офиса и обратно. Но как он успел заметить, владелец шикарной машины был одним из руководителей какой-то крупной торговой конторы, и поэтому по несколько раз на дню, садился за руль своего автомобиля. При таком раскладе можно было бы уложиться и в трое суток, но на расшифровку радиокода осталось бы в таком случае очень мало времени. При насыщенном поездками рабочем дне владелец пользовался своей машиной с раннего утра и до глубокого вечера.

Он понимал, что нужно было дождаться какой-нибудь суеты, например, когда в канун праздника люди начинают метаться по друзьям и нужным людям, магазинам и театрам, между женой и любовницей. В эти дни улучшается настроение, даже недруги снова становятся друзьями, поднимаются многочисленные тосты, но теряется бдительность…

И он решил попробовать.

Каждое утро, ожидая своего нувориша около подъезда дома, он доставал бинокль и вглядывался в его лицо, когда тот направлялся к своей машине. По выражению глаз, морщинкам лба он старался определить, когда же на улице богатенького дельца наступит настоящий праздник. Нет, он не сопровождал его до служебного офиса. Он лишь разглядывал его в бинокль и ждал. Ждал праздника. И праздник пришел.

Утром нувориш выскочил из подъезда в своем кашемировом пальто. Но шею вместо дорогого галстука украшала черная бабочка.

У него екнуло на сердце, он тут же привел в рабочее состояние код-граббер и выдохнул себе под нос: «Ну, с Богом…»

Он не ошибся. Нувориш припарковался около рынка и через несколько минут вышел с большим букетом бордовых роз. Прибор исправно записал оба сигнала. Работа началась. Конечно, та машина, которая так походила на «мисс вселенную», могла без особых усилий убежать от его восьмерки, но новый русский никуда не спешил, и по всему было видно, что он наслаждался ездой на своей необыкновенной красавице. Нужно было только не ловить ворон, не отставать и не пропускать моментов, когда хозяин хлопал дверцей автомобиля и нажимал на кнопку брелока. В этот день на код-граббер попало четырнадцать сигналов. Правда, не милиции, а ему самому пришлось охранять иномарку, которой он во что бы то ни стало решил завладеть, до поздней ночи. Хозяин в одиннадцать вечера вместе с друзьями завалились в ночной клуб. А в четвертом часу утра он вышел из заведения в сопровождении двух парней, которые довели его, чуть живого, до машины. Один из сопровождающих достал заветный брелок и произвел снятие машины с охраны.

Пока ребята прогревали иномарку, он резко сорвался с места и понесся к дому нувориша. Гнаться за скоростным автомобилем в ночном городе было бы непростительной ошибкой. Во-первых, сопроводители пьяного тела могли заметить хвост за собой и по утру доложить об этом хозяину. Во-вторых, он просто мог не поспеть за машиной, которая на бешеной скорости промчится по ночной столице. В конечном итоге он не успел бы уловить следующий радиокод.

Он ехал к дому коммерсанта и молился только об одном, чтобы его привезли не к любовнице, ни к друзьям, ни на квартиру к родителям, а именно домой. Только тогда он сможет не пропустить сигнал.

Он вздохнул с облегчением, когда увидел, что к подъезду высотки подъехала красавица и из нее вынесли тело хозяина.

Двое последующих суток, судя по шатающейся походке, нувориш много ел и пил, посещая валютные бары и рестораны, много отдыхал душой, потому что чуть ли не каждые три часа в машине его сопровождала какая-нибудь новая молоденькая пассия. Он не садился за руль, а судя по всему пользовался услугами водителя, которых вызывают из сервисной фирмы, когда люди бывают уже не в состоянии отличить педаль газа от педали тормоза.

К вечеру воскресного дня, когда коммерсанта чуть тепленьким привезли к подъезду, он поймал код-граббером последний сигнал, которых давно уже накопилось больше чем достаточно для расшифровки. Судя по всему, нувориш в этот вечер больше не покинет свое жилище, и он во весь опор мчал на своей восьмерке в программно-вычислительный центр, где еще в субботу за приличную плату договорился со сторожем о ночной воскресной аренде компьютера.

Он с замиранием сердца следил, как электронная машина полтора часа обрабатывала сигналы, стараясь вычислить тот самый, которым должен был воспользоваться утром хозяин машины. А еще через час радиосигнал уже был записан на его брелоке. Правильно ли сделал свои вычисления компьютер, можно было определить только возле гаража, за металлическими воротами которого коммерсант скрывал от посторонних глаз свое сокровище.

Глубокой ночью он спрятал брелок с радиокодом в карман и решил немного отдохнуть. Ехать на дело не было резона, да и к тому же он бы подвергнул себя опасности. Ведь ночью работники милиции бдительнее несут службу, да и сон автовладельцев не такой крепкий, каким бывает под утро.

Он откинул спинку сиденья и закрыл глаза. Ему снилась, как он поднялся на огромную сцену, которая была обильно установлена корзинами с цветами, и взял за руку саму «мисс вселенная». Но электронный будильник известил, что наступает последняя стадия операции. Он вышел из машины, открыл багажник и достал из него неизменный кофр с инструментами.

Свою восьмерку он оставит в квартале от гаража.

Около гаражный ворот он вынул из кармана дистанционный пульт. И хотя он себя успокаивал тем, что ничего страшного не произойдет, если компьютер не угадал с номером радиосигнала, сердце тревожно вырывалось из груди. Он сплюнул через левое плечо и нажал на кнопку брелока. И в ту же секунду из-за ворот раздался короткий и приветливый голос гудка. Машина была раскодирована. Но нужно было открыть еще и гаражные ворота. Он достал бутылочку со слитой в нее аккумуляторной жидкостью и подошел к замкам. Оба были английские. Он достал шприцовку, набрал в нее щелочь и аккуратно впрыснул в замочные скважины. Оставалось обождать минут двадцать.

Ну что ж, подумал он, будем встречать рассвет вместе с красавицей…

История пятая. ПРИЕХАЛИ…

Он аккуратно припаял к микроплате прерыватель, зачистил клеммы для пальчиковых батареек, установил всю плату на магнитную основу и закрыл крышкой, на которой тут же вспыхнул красный светодиод. Прибор, под названием таймер-контроль был готов к работе.

Это был результат его трехлетнего труда. Еще на втором курсе, когда он узнал о так называемых автономных системах выведения из строя сверхчувствительных датчиков, начал колдовать над своим прибором. Только если в военной промышленности подобные системы заставляли работать электронику неустойчиво и нарушали действие самого главного блока, то его прибор работал намного проще и эффективнее. Он добивлся, чтобы нажатием всего лишь кнопки можно было вывести из строя любой датчик, без которых не обходилась ни одна контролирующая система. Правда, его таймер-прерыватель, как ему казалось, имел пока существенный недостаток: он не мог работать на движущихся объектах.

Но даже сконструированный с таки явным дефектом прибор мог эффективно использоваться для вывода из строя любой контролирующей системы, которая находилась бы в состоянии покоя. И он прекрасно знал, что объяви он во всеуслышание о своем таймер-контроле-прерывателе, то им бы сразу заинтересовались представители оборонной промышленности. Конечно, в этом случае через годик-другой он получил бы государственный патент и тихую славу изобретателя. Но делал он этот прибор вовсе не для того, чтобы стать знаменитым и получить гонорар, который, как ему казалось, не превысил бы и месячную стипендию.

Решив тут же проверить прибор в действии, он положил таймер в карман, поднялся из-за стола и чуть ли не в припрыжку побежал к своей машине, на которой была установлена итальянская сигнализация, основанная на микроволновых и сенсорных датчиках. Прибор скоро был излечен из куртки и магнитной подушкой прикреплен на металлическую решетку под передним бампером. На приборной панели автомобиля мигала крохотная лампочка, что говорило о том, что электронная сигнализация на машине была включена.

Он вытащил небольшой, размером со спичечный коробок пульт дистанционного управления и почувствовал, как лихорадочно у него забилось сердце. «Ну, была, не была, – мысленно успокоил он себя и нажал на кнопку. На таймер-контроле тут же загорелась зеленая лампочка, которая показывала, что все датчики сигнализации на машине были заблокированы. Но это еще не означало, что охранная система была выведена из строя. Он решил устроить проверку и, упершись в капот, стал раскачивать автомобиль. Сирены молчали. Тогда он отмычкой открыл дверь машины, забрался в салон и запустил двигатель. Сенсорные датчики, которые при включенной охранной системы должны были тут же сработать, включить звуковой сигнал и заблокировать работу двигателя, как говорится, не подавали никаких признаков жизни. Таймер напрочь отключил их от головного блока сигнализации.

Теперь ему страшно хотелось выпить шампанского, которое лежало на заднем сидении и было припасено как раз на этот случай. Он зубами открыл пробку и сделал несколько глотков. Хотелось орать, петь и веселиться. Он включил магнитолу, и салон наполнился модной мелодией. Откинувшись на спинку сидения, он еще раз приложился к бутылке. Музыка прекратилась, и радиоведущий зазывающим рекламным голосом объявил о каком-то новом конкурсе. Всем желающим предлагалось попробовать свои силы в угоне джипа со сверхсовременной сигнализацией. Тому, кто справиться с заданием гарантировался приз в пятнадцать тысяч рублей.

Предложение его заинтересовало, и он сделал звук погромче. Для проведения эксперимента джип с включенной сигнализацией оставлялся на ночь на центральной площади города. «А почему бы и не развлечься?» подумал он, заткнул бутылку пробкой и достал из кармана кусочек мускатного ореха. Какой конфуз бы произошел, если бы его, участника конкурса, по дороге к месту проведения, поймали гаишники и уличили в употреблении спиртных напитков.

«Восьмерка», визжа резиной, выскочила на проспект и понеслась к месту предполагаемого шоу.

Толпа окружила джип, в котором находились представители зарубежной фирмы и шоумен с микрофоном в руках, который во все горло рекламировал импортную сигнализацию.

– Мы без всякой опаски оставляем этот автомобиль, оснащенный самой современной охранной системой, на произвол судьбы. Потому что знаем, что не родился еще в мире такой специалист-угонщик, который смог бы его похитить. Компания разработчик готова заплатить пятнадцать тысяч тому, кто проедет на машине хотя бы сто метров. Изобретали суперсовременной сигнализации, даже оставляют ключ в замке зажигания, потому что уверены в том, что к машине не сможет никто прикоснуться. Но если кто-то все-таки проникнет в салон и попытается запустить двигатель, то система тут же заблокирует его…

Он, словно проявляя интерес, как и многие ротозеи, обошел джип и невидимым движением сунул таймер между кузовом и выхлопной трубой. Незаметно вынул дистанционный пульт и по светодиоду убедился, что прибор пришел в рабочее положение. Но стоило нажать кнопку, как… Впрочем, он все еще был не до конца уверен, что ему удастся увести машину с площади. Но шоу, есть шоу, и он, допив в своей машине шампанское, включился в игру. Нахально навязавшись в помощники к устроителям, он ходил вокруг джипа и кричал: «Наисовременнейшая, наимоднейшая…» Вскоре даже милиционеры, которые следили за порядком на площади, принимали его за одного из организаторов конкурса и обращались с вопросами, мол, что, действительно, машина неприступна? Он кивал головой и вдавался в технические подробности.

Когда площадь опустела, шоумен и представители фирмы отправились на покой, он нажал на заветную кнопку дистанционного пульта. Все светодиоды охранной системы на джипе сразу погасли. Ему захотелось плясать – система сработала. Но он сдержал порыв радости и, несколько секунд поковырявшись с замком, открыл дверь. Ключ, как и обещали представители фирмы, находился в замке зажигания. Он хотел было уже повернуть его, но в это время к нему подошли два постовых милиционера.

– Что-то не в порядке? – спросил один из них, по-прежнему признавая в нем одного из устроителей комедии.

– Да все в порядке, – ответил он, – Отведу до утра его в бокс.

– Так ведь конкурс! – округлились глаза одного из стражей общественного порядка.

Он хмыкнул и посмотрел на милиционера как на недоумка:

– А вы что хотели бы, чтобы машину покорежили за ночь какие-нибудь сорванцы. Увести ее никто не уведет, а двери раздолбят, как пить дать! Техника-то – пятьдесят тысяч долларов стоит!

– Я так и думал, что все это – чистая профанация, – в досаде сплюнул один из представителей власти.

– Да не отчаивайтесь, мужики! В шесть часов утра машина снова будет стоять на этом самом месте. – он закрыл дверь и дрожащими пальцами повернул ключ, ожидая, что джип взревет всеми сиренами, но двигатель тихо заурчал, а на площади царило спокойствие.

Милиционеры отошли в сторону и с ехидством стали крутить свои дубинки-демократизаторы. Он махнул им на прощание в окно рукой:

– Спокойной вам службы! До утра!

– Ох, как вы любите пыль в глаза пускать трудовому народу! – с обидой сказал один из них, и пошел прочь.

Джип аккуратно выруливал с площади…

На другой день он слушал радио. Наконец, в обед тот же веселый голос радиоведущего проинформировал, что угонщик машины может вернуться на джипе обратно на площадь и получить премию в размере пятнадцати тысяч рублей. При этом угонщика уверяли, что никаких карающих мер предприниматься не будет.

Он презрительно хмыкнул и выключил радио: теперь они хотят поменять трусы на часы. Кто же отдаст за пятнадцать тысяч машину, которая стоит все триста!

2000 г.