Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

БЛИН КОМОМ ВЫШЕЛ…

Моего приятеля забрали в отделение милиции за нецензурные выражения. А дело было так.

После работы решил он выпить бутылочку пивка. Подошел к киоску, спросил, свежее ли пиво? Ему ответили, что свежее. Он расплатился, взял бутылку, отошел за киоск, откупорил и сделал глоток – пиво оказалось кислющим.

Приятель, рассердился и опять к киоскеру:

– Ты, че это, блин, старым пивом торгуешь. Я ж, тебя, блин, спросил: свежее ли пиво?

Киоскер еще ответить не успел, а приятеля, кто-то за плечо взял.

Обернулся – сержант-милиционер:

– Ты чего это на всю площадь маты гнешь? Ну-ка пройдем!

– Я маты гну!? – удивился приятель, – Да я, блин, слово плохого не сказал…

– А, так ты еще и представителя власти при исполнении служебных обязанностей оскорбляешь, – взъерепенился милиционер и щелк на руку приятеля наручники.

Пришли в отделение. Приятель сразу к дежурному офицеру, мол, что вам больше делать нечего, как честных и порядочных граждан ни за что ни про что арестовывать. А сержантик тоже жалуется: этот, мол, гражданин на всю площадь слово «б-дь» выкрикивал.

– Не б-дь, – поправляет приятель, – а «блин» я говорил.

Дежурный офицер аккуратненько снял фуражечку, вытер пот со лба и объясняет нарушителю.

– А вы знаете, гражданин хороший, что слово «блин» синоним слова «б-дь»? Так что грозит вам 192-я, часть первая Уголовного Кодекса, которая предусматривает до шести месяцев лишения свободы или до года исправительных работ…

– Так вы тогда половину писателей усадите на нары! Бунина, Набокова привлеките! Всем известно, что «б-дь» – слово литературное. И они использовали его в своих произведениях.

– А это уже другой разговор. Ваших друзей Бунина и Набокова можно привлечь за хулиганство по 158-й Административного кодекса просто за матерщину. Они штрафом отделаются. А вы – обвиняетесь за нанесение оскорбления работнику милиции при исполнении им служебных обязанностей… Вот так-то!

Дежурный офицер вытащил из ящика стола протокол и стал оформлять на приятеля дело.

– Где работаете? В редакции? Вот они работники слова – матерщинники!

Смекнул тут мой приятель, что лучше не ерепениться: мало ли что у них на уме – срок не пришьют, а по милициям затаскают.

Заполнил главный милиционер протокол и говорит с усмешечкой:

– На первый раз платите штраф, гражданин хороший, в размере одного минимального оклада. Но если еще раз поймаем – то плачет по вам решетка.

Приятель молча выложил деньги, но в протоколе расписываться не стал. А перед выходом за спиной услышал как сержант своему главному говорит: «Надо было этого писаку-мудозвона до утра за решеткой подержать. Совсем распоясались б…»

1996 г.