Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

А УДАЧА БЫЛА ТАК БЛИЗКО

Жил был один юрист. Относительно молодой еще, но уже страдал одышкой, и брови иногда подергивались у него от нервного тика. Да, еще заикался, когда был чем-нибудь сильно взволнован. Может быть, поэтому из-за всех своих физических недостатков и дела на его юридическом поприще шли без особого успеха. Не сказать, чтобы сильно голодал, но и не шиковал. Разве что и смог за свою профессиональную практику заработать на кухонный гарнитур, да купить старенький «Москвич-2140»

Надо заметить, что этот самый «Москвич» и стал его дополнительным получением материальных средств. После основной работы он садился в дребезжащее кресло и отправлялся «бомбить».

Хитрый был этот юрист на подсобной работе. Когда совсем не было пассажиров, он вдруг резко тормозил на перекрестках, подставляя «задницу» «Москвича» под легкий удар следовавшей позади машины. Чаще всего этот трюк срабатывал, и огорченные происшествием водители выходили из кабин, дабы уладить дело миром. В любых условиях понятно: виноват тот, кто был сзади. По одной простой причине: нет быстрой реакции – держи дистанцию. Вот тогда юрист и взбирался на своего «конька». Буром пер на виновника аварии, сыпал юридическими терминами, показывал свое удостоверение, ссылаясь на многочисленные связи в органах правопорядка и, естественно, дергая бровями и немного заикаясь, требовал компенсации. Сотня-другая после инцидента всегда оказывалась в его кошельке.

Но настал тот момент, когда латаный-перелатаный «Москвич» совсем стал рассыпаться. То какое-нибудь реле выйдет из строя, то шаровая подвеска рассыплется, то щетки в генераторе сгорят. Словом, содержать машину стало гораздо дороже, чем колымить на ней. Выгоднее было продать ее и забыть на веки. Но кто купит эту колымагу? Старый «Москвич» с разбитой задницей?

Одышка у юриста прошла, потому что он стал чаще ходить пешком, а вот нервный тик на лице практически не прекращался. Он уж и объявления в газете давал, и всех своим друзей по работе обошел: никому «Москвич» не нужен? Все улыбались в ответ, благодарили за заботу и отказывались. Кому хотелось выбрасывать деньги на ветер?

Но все-таки счастье пришло и на его улицу. Однажды позвонил какой-то чудак и согласился купить машину за пятьсот долларов при одном условии, если автомобиль на ходу. Юрист взял отгул и целый день чистил, подкручивал и подмазывал своего четырехколесного друга. Наконец, уселся на утратившее скрип сидение, завел движок и отправился к покупателю. За два квартала до места встречи в многострадальную задницу со всей скорости въехал накрученный «вольвешник». И багажник стал похож на гармошку. Юрист вылез из кабины и поначалу даже не знал радоваться ему или плакать. Но когда виновник вытащил бумажник и отсчитал десять сотенных купюр, предложив доллары в качестве компенсации за ущерб, пострадавший сдержал себя, чтобы не запрыгать от счастья. Он напустил на себя угрожающий вид, помахал перед носом владельца иномарки удостоверением и потребовал не тысячу, а две тысячи возмещения ущерба. А тот не стал торговаться: добавил еще штуку, сел за руль и, скорее всего отправился в ближайший автосервис.

На другой день он, волнуясь, делился с товарищами своей радостью. Брови вздрагивали и он, заикаясь, рассказывал, как ему сказочно повезло, какой он смекалистый и как он удачно взял быка за рога и получил кучу откупных. Все поздравляли и хлопали его по плечу: молодец! Только проходивший мимо юрисконсульт, совсем еще пацан, что не мешало ему быстро подниматься по служебной лестнице, услышав рассказ, небрежно бросил:

– Дурак ты, братец!

– Это почему же я дурак? – возмутился виновник торжества, который очень не любил молодых да ранних.

– Да потому что с твоим нервным тиком и заиканием ты мог обеспечить себя на всю жизнь. Достаточно было только сказать в суде, что болезнь наступила в результате аварии. И если не пожизненная пенсия, то трехкомнатная квартира в престижном районе была бы тебе обеспечена.

Он сказал и пошел дальше по своим делам. А юрист и в самом деле задумался: как же он сам не смог сообразить об этом. Ведь удача была так близко…

1998 г.