Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Про "Русский бизнес"


Назад

«БУДНИ ОМОНА»

Два художника-абстракциониста были давними друзьями. Начали рисовать еще в те времена, когда подобная живопись была не в почете, а выставки ликвидировались с помощью пожарных шлангов и бульдозеров. Когда же наступила долгожданная свобода в творчестве один из них неожиданно оказался более талантливым. Конечно, в своем абстракционистском кругу. Он мог умело сочетать краски и выстраивать совершенно неожиданные композиции. Но вот беда, его картины плохо раскупались и он беднел день ото дня.

Другой же, наоборот, процветал и богател, хотя его полотна были довольно-таки блеклыми и не отличались разнообразием сюжетов.

Наконец, когда талантливому совсем стало нечего есть, и он обменял на пакет кефира с бубликом последнюю кухонную табуретку, все-таки собрался с духом и позвонил старому приятелю, с которым в тяжелые времена съели не один пуд соли. «Авось, поделится секретами своего успеха», – подумал он.

Удачливый художник откликнулся на зов друга и в этот же день приехал в его мастерскую. Конечно, комнату с забрызганными красками обоями и без одного предмета мебели, где по углам стояли многочисленные полотна, увы, так и не реализованные, трудно было назвать мастерской. Но удачливый бодро прошелся из угла в угол и сказал:

– Ну, что у тебя есть? Показывай…

Неудачник одну за другой выставлял на показ картины перед другом, и тот не скрывая восторга не уставал восхищаться: «Гениально!», «Ты непревзойденный талант», «Потрясающе»…

– Ты просто издеваешься надо мной! – сказал талантливой после очередного восторженного отклика старого товарища.

– Я – издеваюсь? Да ты с ума сошел! Скорее всего это ты прикидываешься простачком, потому что на вернисажах твои картины должны раскупаться «на ура».

– Но ведь не раскупаются! – еще больше распалялся бедный художник.

– Не может быть! – товарищ подошел к стопке картин и стал их перебирать, – Вот эту хоть сегодня можно продать за сто долларов. Кстати, как она у тебя называется?

– «Утро в лесу», – буркнул в ответ неудачник.

– Ка-а-ак? – сделав вид, что не расслышал, переспросил коллега.

– «Утро в лесу» – сам не видишь, что ли?

Удачливый художник забегал глазами по картине, брови, лоб и даже уши его шевелились. Видимо так он шевелил мозгами.

– А знаешь, – наконец сказал он, – А я бы назвал твое «утро в лесу» по другому.

– Как?

– Ну, допустим, «Привод коммерсанта в налоговую инспекцию». А что? Очень оригинально, – похвалил он сам себя и снова спросил, показывая на полотно, раскрашенное в желто-оранжевые тона – А эта как называется?

– Это портрет девушки в желтом платке.

– Не пойдет, – категорично отверг название товарищ, – Назови ее лучше «Утро бизнесмена». А еще лучше пусть будет «Портрет приватизатора Чубайса». Гадом буду, если ты ее не продашь первому же иностранцу за пятьсот долларов. Так, пойдем дальше. Как название этого произведения, – поставил он перед собой картину из зелено-коричневых красок.

– «Осенняя роща».

– «Осенняя роща»? Тут ей и не пахнет. Я, конечно, понимаю, что наше творчество допускает самое широкое толкование сюжетов. Но ты их толкуешь не в духе времени. Погляди на изломанные линии, сосредоточься на цветовых пятнах и ты увидишь в них не деревья, а стражей общественного порядка. Ну, теперь видишь?

– Да. – Обрадовавшись, ответил бедняк.

– Как назовешь?

– «Гаишник на распутье».

– Ход твоих мыслей верен. Но я бы назвал «Будни ОМОНа».

… К концу месяца почти все картины были проданы и когда к нему снова заглянул в гости старый товарищ, он угостил его французским коньяком. Они сидели на уютно обставленной кухне, на стене которой висело последнее творение. Надпись под картиной подсказывала, что она называется «Мораль демократа перед выборами в Думу».

1998 г.