Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое
    northwestpharmacy com


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Байки под хмельком


Назад

БЮРО НАХОДОК

Памяти Антона Синюхина мог бы позавидовать любой математик. Не память, а компьютерная база данных! Поэтому Антон Синюхин с подробностями и в деталях помнит, что, где и сколько они вчера с Митричем пили. Вот только куда девался Митрич? Все время был рядом, по правую руку Синюхина (Антон – правша. Ею, правой, крепкой, и держал Митрича, дабы он не опустился как обезьяна на четыре точки), а затем, в какой-то момент исчез. Куда?

Память у Синюхина покрепче библиотечной картотеки. Значит так. Миновав заводскую проходную, они направились в дом-кухню. Там на первом этаже – родная закусочная, где разливают в стаканчики. Опрокинули по двести беленькой, рассчитались и заспешили в гастроном. Надо было успеть до закрытия. Какой бы родной закусочная не была, а водка в разлив всегда в этой точке продавалась с существенной наценкой. В гастроном они влетели ровно без четверти восемь. Вечера, конечно. «Столичную» покупали. В одном полулитровом экземпляре. За магазином, на ступеньках, ее и выпили. Зачем же с ней к дому переться, если по пути имеется еще неограниченное количество рознично- разливных точек, где каждый раз здоровье можно поправлять, а настроение улучшать.

Синюхин нисколько не сомневался, что после «Столичной» они выпили по бутылке сухонького. Это было на автобусной остановке. А когда вышли около метро «Элетрозаводская» – во рту очень сухо было. Митрич и предложил по пивку рвануть.

«Жигулевское» показалось не совсем свежим. Чтобы добавить крепости, пришлось купить в коммерческом киоске чекушку «Русской». Разбавили в меру, как положено. Вот с того момента Митрич и оказался от Синюхина по правую руку.

Четко чеканя шаг – Митрич к этому моменту настроился – вошли в метро, без проблем миновали старуху-контролершу, дежурного мента и запрыгнули на эскалатор. Митрич по дороге вниз сидел на ступеньке. Вышли к поездам – Митрич все еще держался молодцом с правой стороны. А когда Синюхин проснулся на Щелковской – Митрича ни справа ни слева уже не было. Дела!

Друга в беде может оставить только отпетый подлец. Синюхин подлецом себя никогда не считал. Еще раз собрался с мыслями, просчитал все ходы от заводской проходной до входа в метро и решил вернуться на «Электрозаводскую». К этому моменту он себя уже считал совершенно трезвым.

На «Элетрозаводской» подрулил к толстой тетке в черном форменном костюме и в красной шапочке.

– Извините, сказал, – вот полчаса назад где-то здесь товарища потерял. Где теперь его искать?

У красной шапочки вздрогнули ноздри, как у беговой лошади, она смерила Синюхина натренированным взглядом и презрительно ответила:

– Разве что в бюро находок.

– Извините, – показывая в себе человека интеллигентного и мысленно упрекая себя за недогадливость, снова обратился Синюхин к работнице метрополитена, – А где находится это бюро находок?

Тетка хохотнула:

– Наше – на Комсомольской. А на верху – в каждом районе.

Синюхин поехал на Комсомольскую. Отыскал дверь с табличкой «Бюро находок», негромко постучал и вошел.

– Вам чего, гражданин? Зонтик потеряли или еще что?

– Какой зонтик! – отчаянно махнул рукой Синюхин, – Я друга потерял. Бригадира.

Женщина бальзаковского возраста в недоумении поджала губы:

– Ну и что вы хотите?

– Как что? Хотел бы у вас узнать – Митрич не находился?

– Митрич – это ваш друг значит?

– Да. Полозков Иван Дмитриевич.

– Бригадир вдобавок…

– Он самый.

– В метро потерялся, бедный.

– По-моему на «Электрозаводской».

– Так вам, милый, его не здесь надо искать, а в вытрезвителе.

– В каком вытрезвителе? Мне красная шапочка, то есть ваша работница, посоветовала сюда обратиться.

Работница «бюро находок» грустно улыбнулась:

– Бедные, где же вы все так набираетесь! Как вас только жены терпят!

– Ну вот что! – осерчал Синюхин, – Про жен мы как-нибудь в другой раз поговорим. А сейчас вы мне прямо скажите: поступал к вам Митрич или не поступал? В сером пиджаке, рубаха в синюю клетку…

Женщина, о чем-то раздумывая, несколько секунд с печалью смотрела в глаза Синюхину. Потом угрожающе прошипела:

Вот ведь сейчас вызову милицию, а через полчаса уже будешь рядом со своим бригадиром.

– Где он?

– Ну что вызывать?

– Я без Митрича отсюда никуда не уйду.

Синюхин что было силы хряснул рабочим кулаком по барьеру, за которым находилась женщина бальзаковского возраста.

– Хам! – вздохнула женщина и придвинула к себе телефонный аппарат, – Алле, дежурный…

Митрич, мирно посапывая, в одних трусах занимал крайний топчан в углу суточно-принудительного профилактория. Синюхин поднял с полу упавшую простынь и заботливо накрыл волосатое тело. Затем, растолкав на соседней лежанке какого-то мужика с недельной щетиной на лице, посоветовал ему найти другое место. Подложил руки под голову, лег на спину, остановил взгляд на тусклом свете лампочки и, засыпая подумал: «Вот тебе, Митрич, и бюро находок…»

2000 г.