Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?

В армии мне довелось служить с бурятом, которого звали Юрой, а фамилию он носил – Нотатынаебгин. Всего лишь – тринадцать букв. Но произносится, согласитесь, не легко. Наш старшина на вечерней поверке все время ломал язык. И однажды, когда только с пятого раза удалось произнести заковыристую фамилию Юрика, рассвирепел. После поверки вручил Нотатынаебгину листок с набором из тридцати букв. Какая-то абракадабра. И сказал, что пока он не выучит наизусть это слово – спать не ляжет. Так и сидели вместе почти до самого утра. Старшина учил фамилию Юрика, а Юрик ту, что была написана на листочке…

Можно ли относится к нецензурным словам с полной непримиримостью, если сотни, тысяч русских людей носят фамилии, в основе которых лежит корень из каких-нибудь разухабистых букв. Со мной в армии служил Дима Бляхер. В одной фамилии сразу два матерщинных слова! И ничего, и не думал менять свою фамилию. Не прижились и нецензурные клички. Его просто называли Блюхер.

Да возьмите простой телефонный справочник и там найдете десятки Бляхов и Бляхиревых, Хердвимовых и Херенковых, Надхуллиных и Подхуллиных, Муделей и Мудорисовых… А раз люди носят свои фамилии и менять их не собираются, значит не в фамилии дело, а в самом человеке. Конечно, если обладатель нецензурной фамилии и сам с червоточинкой, то прилипнет к нему и кличка нецензурная. А если человек хороший, то кто ж его дразнить станет! Хотя, чего скрывать, вокруг людей с такими «неприличными» фамилиями ходит очень много «юморных» рассказов. Но их обладатели, как правило, люди с хорошим чувством юмора и нисколько не обижаются, когда «влипают» в какую-нибудь юморную историю.

Я уже обмолвился, дескать случается и так, что своими действиями некоторые люди как бы «оправдывают» свою фамилию. Еще говорят, что фамилия порой влияет на характер и мировоззрение индивидуума. Что ж, случается.

Начнем с исторических фактов. В конце 18 века два брата, Сергей и Михаил Пушкины, задумали «погреть руки» и смастерить фальшивые ассигнации. В дело решили принять третьего – вице-президента Мануфактур-коллегии Федора Сукина. На него и возлагалась задача произвести подмену фальшивых денег на настоящие. Так вот, именно Федя Сукин в последний момент и «сдал» своих товарищей-подельщиков. Довел замысел о готовящемся преступлении до императрицы. Разгневанная Екатерина лишила Пушкиных чинов и дворянства. Михаила сослали в Сибирь, а Сергея приговорили к вечному заключению. Теперь не трудно понять, каким объемным словом называли Сукина братья Пушкины, сразу после ареста заточенные в Петропавловской крепости.

Уже давно меня стала интересовать фамильная тема. В том смысле, что я собирал какие-то совпадения групп людей, фамилии которых объединялись каким-то смыслом или принципами. К примеру одни фамилии гармонировали (или не гармонировали) с профессией ее обладателя, увлечениями, страстью, другие как нельзя кстати соответствовали поступками и проступкам людей, третьи образовывали целые группы людей, которые можно было разделять по фамильной классификации.

Очень часто встречал людей, фамилии которых, указывали на принадлежность к профессии. В любом стрйуправлении можно найти пару Топоровых или Молотковых, на заводе – Молотовых, в милиции Стрельцовых, на предприятиях общественного питания – Масловых или Кашиных. Этим никого не удивишь. А вот «фамилии-каламбуры» встречаются довольно редко. Потому надолго и запоминаются. Известный Эрнст Неизвестный. Каково? Но Эрнст на то он и Эрнст, что известный. А в одно время новосибирским хлебозаводом руководил директор по фамилии Неешхлебов. Как говорится, прямо в жилу. Потому как именно в то время велась непримиримая, яростная борьба с несунами. Мне довелось быть знакомым со специалистом по взрывам, известным в стране пиротехником, который носил фамилию Бесчастных. И еще одну Катю Бесчастных я знал – она регистрировала в ЗАГСе молодоженов. В одно из московских издательств обратился некий автор и предложил напечатать свое произведение. Ему отказали, потому что произведение называлось «Леворукий ребенок в школе и дома». Фамилия автора – Безруких. Нет, отказали в издании книги не потому что Безруких писал о леворуких, а потому издательство не занималось выпуском учебной и справочной литературы. Кстати, сам писатель Безруких был левша и обладал каллиграфическим почерком.

Сергей Самолетов вел по РТР летом 1999 года телепередачи с Московского аэрокосмического салона (МАКС-1999). В течение недели фамилия журналиста ассоциировалась с лучшими новинками в отечественном самолетостроении. Впрочем, он и по сей день не отказался от аэрокосмической темы.

А вот еще один забавный случай. В Питере одним из мясокомбинатов руководил господин Быков, отличавшийся тем, что страстно волочился за женским полом. Ну, Быков и Быков. Все работники между прочим, знали о его наклонностях. Казалось, что тут странного? Мог руководить и Коровин, и Овечкин, и какой-нибудь Баранов. Но оказывается именно Быков был здесь как раз кстати. Потому как по бокам въездных ворот были установлены два огромных бронзовых быка, символизирующих о том, что происходит за этими самыми воротами. Да и директор Быков иногда сам любовался быками. Но когда в конце 80-х – начале 90-х прошлого века в стране начался голод, и бычков на мясо стало поступать все меньше и меньше, а потому и зарплата у работников мясокомбината резко пошла вниз, они придумали своему директору забавную месть: в день получки надраивали до блеска бронзовым животным то, чем племенные быки должны воспроизводить стадо. В одном сельскохозяйственном НИИ, это еще в советские времена было, огромным отделом по защите культур и домашних животных от хищников командовал товарищ Зайцев. А в замах у него ходил Волков. И что вы думаете? Правильно: съел волк зайчика и стал руководителем крупного отдела. Я не знаю как закончилась эта история. Думаю – по традиции. Потому что руководство института назначило в замы к Волкову товарища Львова…

А эта история – уже из прессы. В город Елец, который располагается в Воронежской области, был назначен глава районной администрации по фамилии Елецких. Так вот, этот самый Елецких в первые же дни почувствовал, что в районе не все ладно в области правопорядка. Вызвал к себе прокурора: «Как фамилия?» – строго спросил. «Жуликов» – нагло улыбается прокурор. Словом, командир юридического органа действительно оказался первоклассным аферистом и мошенником, и война за выживание между Елецких и Жуликовым растянулась надолго. Каждый из противников старался найти промашку у своего врага. Счастье улыбнулось Елецких. Помощники доложили главе, что прокурор Жуликов не вышел на работу и пьянствует вместе со своими товарищем – начальником городского стройуправления господином Плуталовым. Тут же на место преступления была выслана опергруппа, Жуликова и Плуталова взяли под белы рученьки и повезли на освидетельствование к городскому наркологу по фамилии Бутылин. А врач возьми да и скажи, мол, прокурор-то абсолютно трезвый.

Вы думаете на этом все кончилось? Как бы не так. Дело между Елецких и Жуликовым до Верховного суда поднялось. Журналисты на эту тему ядовито высказывались в своих статьях, мол, дело Жуликова перенеслось на улицу Воровского… Это в Москву, значит. А в суд вызывались все новые и новые свидетели, среди которых были офицер милиции Пьяных, прапорщик Сученков… Короче, Бутылины, Плуталовы, Жуликовы, Сученковы прижали господина Елецких к ногтю. Потому что они были вместе. Потому что они были – сила. В другой газете я вычитал такую заметку. В селе Барановка, что под городом Барановичи, свирепый баран два раза боднул свою хозяйку-кормилицу Баранову Софью Михайловну. Так и хочется вместо слова «боднул» сказать «боронул». Потому что в это время баран пасся рядом с кормилицей, которая бороновала землю. В своей книге воспоминаний «Иллюзии без иллюзий» Игорь Кио упомянул полковника из КГБ «с выразительной фамилией Сыщиков». «Сыщиков сказал на прощание Фрадкису: «Ты учти, мы знаем, куда Аденауэр в сортир ходит, поэтому все твои действия мы будем знать еще лучше…»

Исстари на Руси повелось, что один фамильный клан всегда отстаивает свою честь перед другим. И еще, если перефразировать известную поговорку, то можно прийти к такому выводу: скажи мне свою фамилию и я скажу, кто ты. Достаточно вспомнить известные факты. Хоккеистов Константинова и Фетисова разбил ни кто-нибудь другой, а именно Ричард Гнида, который сел за руль лимузина, не имея водительских прав.

Вообще меня иногда поражает фамильная чехарда. Достаточно вспомнить о былых министрах силовых ведомств России с птичьими фамилиями. Милиционерами командовал Куликов, армией – Грачев, а советом безопасности – господин Лебедь. Грачева доклевала газета, которой командовал редактор Гусев. Поговаривают, что Лебедя свалил Куликов. Порой пролетали между сорящимися сторонами Гусинский и Ястржембский. Как мог старался взять ситуацию с генералами под свой контроль спикер Государственной думы товарищ Селезнев.

Только при Екатерине Второй, когда фаворитами при дворе были братья Орловы, у власти было столько много пернатых. Но те Орловы уж очень прочно держались на ногах…

Как видите, фамильные совпадения всякие случаются. И плохие и хорошие. И об этом байки…