Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Про "Русский бизнес"


Назад

ДЕМБЕЛЬСКИЙ АККОРД

– Ну что, золотые мои, домой хотите? Поди уж и вещички собрали? – прищурив глаза, оглядел солдат командир хозяйственного взвода прапорщик Денискин, – Пора на дембель-то, пора…

Пятеро дембелей, отслуживших положенные

ва года подскочили с табуретов, окружили командира.

– Приказ-то об увольнении давно уже вышел, товарищ прапорщик! С других взводов все старослужащие поразъехались, а мы все кукуем.

– Надо, надо и вас по домам отправить – нечего сидеть на казенных харчах. Вот через недельку и подам рапорт командиру части.

– Почему через недельку дней? Можно и завтра. Все равно сидим в казарме и ничегошеньки не делаем, – удивился ефрейтор Панушкин.

– А про дембельский аккорд забыли? Надо в последний раз на благо родины потрудиться и езжайте с Богом! Без дембельского аккорда никого не отпущу!

– А что нудно сделать на благо родины?

– Картофель будем садить. Ровно полгектара. Завтра поутру вывезу вас в поле.

– Кому садить-то?

Да вам какая разница? Хотя бы и мне? Аккорд есть аккорд. Как засеете – так сразу и по домам. Если совру – башку даю на отсечение.

Солдаты приуныли, вновь расселись по табуреткам. Какой к хренам еще аккорд? И так целый лишний месяц можно сказать переслужили.

Когда «прапор» ушел, Панушкин вздохнул:

– Надо садить, иначе этот гад нас еще целый месяц продержит.

– Надо, – согласились все.

Утром, чуть свет, прапорщик Денискин подъехал к казарме на своем синем «Москвиче», дембеля понуро втиснулись в кабину.

Поле с бороздами, которые проделал трактор культиватором и в которые требовалось разложить семенной картофель, показалось необъятным. С краю стаяло полтора десятка мешки с клубнями для посадки.

– Видите, – подбодрил «аккордистов» прапор, – Я уже и о рядках побеспокоился. Вам остается только картошку разложить, все заборонить и по домам. Ну, дерзайте!

Он дружески похлопал ефрейтора Панушкина по плечу и направился к своему «Москвичу.

– Вот, сволочь, – оглядев поле, сказал один из дембелей, ту и за месяц не управиться!

– Будем сеять по научному методу, – Панушкин взял лопату и зашагал к мешкам. Вдруг остановился и обратился к одному из сослуживцев, – Слышь, Витек, сбегал бы к дачникам, спросил бы, кому нужна посевная картошка по бросовой цене? Тридцать рэ за ведро. Пять мешков засадим, а десять продадим. Глядишь деньгами на дорогу разживемся!

Витек все понял. Кинулся к дачным участкам – только пятки засверкали. Остальные четверо аккуратно принялись раскидывать картофель в рядки.

Через два дня поле было засажено. Прапор, приехавший принимать работу, раскопал крайний рядок, убедился, что картошка на месте. На лице нарисовалась улыбка до ушей.

– Ну вот, а вы комплексовали – не успеем за пять дней, не успеем. Как говорится: начало – полдела, а конец – всему голова. Завтра поедете по домам.

Как и обещал прапор, на другой день все получили документы и навсегда покинули казармы. Через пару недель на картофельном поле стали пробиваться ростки. Только очень странно они пробивались. По всем крайним рядкам. И в центре поля. «У некоторых картофелин, всхожесть плохая», – утешал себя хозяйственный прапор с какой-то тревогой в сердце. Еще через две недели с высоты птичьего полета на окаймленном картофельной ботвой поле можно было ясно различить зазеленевшие буквы и цифры: «Дембель – 1999».

Очумевший от горя прапор, возвращаясь с поля, подхватил попутчиков-дачников.

– На поле были? Ну, и какова всхожесть вашей картошечки, поинтересовалась одна из дачниц.

– Низкая, – буркнул в ответ Денискин.

– А у нас так и колоситься. Так и колоситься! Повезло нам – месяц назад солдатики продали несколько мешков посевной. По дешевке…

2000 г.