Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

ДРАКУЛА

Следователь-дознаватель в звании старшего лейтенанта придвинул к себе бланк протокола допроса и строго посмотрел на Пашу Овечкина.

– Фамилия, имя, отчество…

– Павел Алесеевич Овечкин, – тяжело вздохнув и бережно опустив на колено забинтованную кисть правой руки, ответил Паша. В одном лице обвиняемый, в другом – свидетель, а в третьем – пострадавший.

Заполнив со слов Паши официальную часть протокола, дознаватель отложил шариковую авторучку и прищурился.

– Ну так расскажи мне, Паша, подробно и в деталях, как мать вашей жены Пелагея Ильинична Уколова 7 марта получила инфаркт миокарда и оказалась в больнице. Вы сами хорошо помните, что было вечером 7 марта?

– Что ж не помню? Отлично помню. Я в одиннадцатом часу вечера со смены пришел, теща мне тушеную картошку подогрела и умчалась телевизор смотреть. Я управился с ужином и налил себе чаю…

Паша надолго замолчал.

– Ну? – не выдержал долгой паузы следователь, – Дальше-то что было?

– А то и было. Выпил я чай, заглянул в комнату. Жена на диване лежала, а теща в кресле…

– А что показывали по телевидению? – задал наводящий вопрос следователь.

– Обыкновенный ужастик. Дракулу…

– Ну и…

– Я вернулся на кухню, залез на антресоль, достал маску графа Дракулы, которую с получки прикупил в коммерческом киоске, надел ее на лицо, затем по локти вымазал руки томатной пастой и снова вошел в комнату…

– Жена и теща в таком наряде вас сразу заметили?

– Да что вы! Они фильмом были увлечены. Если по ящику мистику или триллер показывают – в доме хоть потоп! До последнего кадра от экрана не оторвутся. Ахают, охают, за сердце хватаются, от страха трясутся – а все равно будут смотреть.

– Значит они были увлечены. Что же вы предприняли, чтобы они обратили на вас внимание?

– Положил теще руку на плечо и завыл по-волчьи.

– В какой момент это было?

– Как раз в тот, когда князь Дракула высасывал кровь из шеи очередной жертвы.

– Вы громко завыли?

– Постарался уж.

– И как отреагировали на вашу милую шутку женщины?

– Отрицательно.

– В каком смысле?

– Они не поняли и не оценили юмора. И меня приняли за настоящего Дракулу. Может быть, потому что в комнате было темно.

– Почему вы сделали вывод, что розыгрыш не получился?

– Так жена еще громче меня завизжала. А теща поднялась с кресла, глянула на мое лицо и с минуту, наверное, стояла оцепеневшая…

– А потом?

– Потом рухнула на пол как подкошенная.

– Но перед тем как потерять сознание, Уколова Пелагея Ильинична успела взять вилку со стола и нанести вам удар в область…

– В ладонь она попала. Я ведь среагировал и постарался отвести от себя удар. Она, товарищ следователь, ни в чем не виновата. Врачи, прибывшие на скорой помощи, подтвердили, что теща находилась в состоянии аффекта. А в этом состоянии, сами понимаете, человек себя не контролирует.

– Я-то понимаю, гражданин Овечкин, а вы, покупая маску Дракулы с намеренной целью чспугать женщин, понимали, чем ваша шутка могла обернуться? А вдруг сердце вашей тещи не выдержало бы и остановилось?

– Если во время просмотра фильмов не останавливалось, почему же должно было в этот раз остановиться? Да и маска нисколько не страшнее настоящего Дракула. То есть не настоящего, а того актера, который был загримирован и играл Дракулу.

Старший лейтенант сделал неимоверное усилие, чтобы не расхохотаться, отодвинул от себя протокол допроса, прекрасно понимая, что состава преступления в этом деле не обнаруживается. К тому же здоровье гражданки Уколовой, в данное время находящейся на излечении в терапевтическом отделении районной больницы, шло на поправку. Он поднялся из-за стола, надел фуражку и в который раз строго посмотрел на Пашу Овечкина.

– Скажите спасибо, гражданин Овечкин, что ваша теща просила не возбуждать против вас уголовного дела. – дознаватель бросил взгляд на перевязанную руку шутника, – Впрочем, Господь, уже наказал вас за необдуманные шуточки…

2000 г.