Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

ГАДАЛКИ

Людмила Сергеевна Дорохова, женщина лет пятидесяти, начинала свой рабочий день со знакомства с прессой. Работала она ведущим специалистом в отделе химического машиностроения в одноименном министерстве. Поэтому знакомство с жизнью страны, на взгляд незадачливого наблюдателя, казалось входит в ее жизненное кредо. Но Людмила Сергеевна и не думала читать общественно-политические газеты, а предпочитала прессу скандально-эротического характера.

– Ни хрена себе! – говорила Людмила Сергеевна, не отрывая взгляда от газеты, – Один чудак переспел с собственной тещей!

– Да ну! – закатывала глаза ее коллега за соседним столом Светлана Данилкина.

– Да вот же, черным по белому написано. Пока жена этого кобеля каталась проводником в скорых поездах, зятек свою тещу и осчастливил. Родилась девочка…

При упоминании о зятьке лицо Людмилы Сергеевны, женщины одинокой, приобретал томный вид, в глазах поблескивала этакая девичья неприступность и всем своим видом она как бы показывала, что, мол, и мы, дамы бальзаковского возраста, кое-что совсем не забыли и умеем.

Прочитав от корки до корки газету, она передавала ее соседке и раскрывала следующий номер другого эротическо-скандального еженедельника.

– Слышь, Светка, как тебя по батюшке? – опять-таки не отрывая взгляда от текста, спросила Людмила Сергеевна.

– А то не знаете? Олеговна

– М-да-а-а, протянула Дорохова, – неважнецкий у тебя характер…

– С чего вы взяли?

Людмила Сергеевна пояснила:

– Вот, в газете пишут, что по инициалам можно определить черты характера любого человека.

– Глупость какая…

– Может быть и глупость, но этим способом русские люди издревле пользовались. Газета врать не будет.

Надо сказать, что Людмила Сергеевна относилась к тому типу людей, которые принимали за чистую правду все, что написано в газетах. Ничего особенного в этом не было, потому как такую слепую веру в печатное слово ей привили с детства во времена процветающего социализма.

Светка закусила губу

– Ну и что там у меня?

– Дряной у тебя характерец… – повторила свой тезис Дорохова. – Ты – Светлана Олеговна Данилкина. Значит, твои инициалы СОД. Можно сказать, просто – СОДа, – съехидничала Людмила Сергеевна.

– Сами вы сода.

– Да слушай, не обижайся. Буква «С» означает, что ты склонна к дегрессиям, угнетениям.

– Пожили бы вы в одной квартире с такой свекровью, как у меня. Она кого хочешь в депрессию вгонит.

– Тебя замуж никто насильно не тянул, – парировала Людмила Сергеевна, – Не перебивай, а слушай. «О» говорит, что ты иногда испытываешь скрытые волнения, но человек ты эмоциональный.

– А что же я молчать должна, когда свекровь свой нос в мой кошелек сует. Вчера закатила скандал, дескать, я много денег трачу на парфюмерию.

– Но у тебя еще не все потеряно, – не обращая внимания на реплики подруги, продолжала свое гадание Людмила Сергеевна, – Инициал на букву «Д» говорит, что можешь ты быть общительной, проявлять обояние.

– Это правда! Могу, как говориться, и без мыла в жопу залезть, если нужда заставит.

– Об этом можно было бы и не говорить, – опять съехидничала Людмила Сергеевна.

– А ваши инициалы о чем говорят? ЛСД – как наркотик…

– Может быть я для мужиков и есть наркотик! – закокетничала Людмила Сергеевна Но Светка с ироничной ухмылкой ее оборвала:

– Может быть. Только наркотик, наводящий ужас и шугань.

Дамы в обиде друг на друга замолчали. Да и Людмиле Сергеевне не понравилась трактовка своих инициалов по русскому преданию. Выходило так, что она – женщина мелочная, так же как и Светка, склонная к депрессиям и эмоциональная на язык. В принципе так оно и было. Но какая женина, скажите, согласится с каким-либо невежественным обвинением в свой адрес. По газетному же гаданию только обаяние и скрашивало черты ее негативного характера.

– Слушай, Светка, – через несколько минут тягостного молчания сказала она примирительно своей коллеге по работе, – сходи в приемную, возьми-ка листок, что под стеклом у секретаря. Там список всех сотрудников аппарата с датами их дней рождения.

Надо сказать: что такие листочки, имеются в секретариатах, приемных или в отделах кадров во всех министерствах, НИИ и других государственных учреждениях. Секретарши тщательно следят, у кого и когда наступает день рождения и докладывают об этом начальству. Одни руководители в праздничный для именинника день от души его поздравляют, Другие же в день торжества по несколько раз заглядывают в комнату именинника, чтобы удостовериться, что его рабочее место не стало притоном всеобщего пьянства и свинства.

Светка сразу смекнула. Что этот обычный день может стать запоминающимся и незаурядным и уже через несколько минут принесла две ксерокопии заветного списка. Один отдала соседке, а другой положила перед собой.

Папки с производственной перепиской, документами, схемами и чертежами были резко сдвинуты на край столов и две женщины с неистовой энергией принялись за изучение списка и характеров штатных сотрудников министерства.

Меня всегда удивляла странность человеческой психологии. Я о том, что при изучении того или иного вопроса многие люди стараются отыскать в нем прежде всего недостатки, не замечая или сознательно пропуская достоинства и положительные качества. К числу таких негативщиков и принадлежали две сотрудницы отдела химического машиностроения – СОДа и ЛСД.

– Родионов Игорь Степанович – РИС какой-то! Ни то ни се, – изучала список Светка.

– Шилов Иван Тимофеевич. – вторила ей Людмила Сергеевна.

– Шит – это говно по-английски, – заметила Светка.

– Да? Та-а-ак. Интересно! А кто он такой? Ага, из молодых да ранних. Зам. начальника управления. «Ш» – бескомпромиссный, «И» – говорит о трудовом напряжении: «Т» – о бесконечных поисках идеала. Далеко пойдет этот говнюк.

– Нечаев Олег Станиславович. НОС…

– Наверное, сует его куда не следует. Юнисова Лариса Александровна – ЮЛА.

– А это кто?

– Делопроизводитель из отдела кадров…

– Она, действительно, юлой вокруг своего начальника вертится. Я давно замечала – что-то между ними есть такое.

– Конечно есть – дураку понятно. А у нее двое детей и муж из загранки не вылазит.

– Так, этот ДВП, этот ППЛ, ПОП – все не интересно. Скукота!

Казалось, женщины уже забыли, что в инициалах сотрудников они сначала хотели определить характеристики деловых и нравственных качеств своих коллег.

– Во! – подпрыгнула на стуле Светка, – МЛЯ!

– Где, в каком месте? – сердце у Людмилы Сергеевны радостно заколотилось.

– Да вот же, смотрите третью строку снизу. Мечник Леонид Ярославович! Та-ак! Кто таков?

– А то не знаешь? Наш новый главбух.

– Этот по всем правилам – мля. Как дело на счет премиальных заходит – так средств никогда нет. При старом главбухе были, а при этом – нет. Балансы, видите ли, у него не сходятся.

– Да причем здесь балансы? – удивилась безграмотности в бухгалтерских делах Светки Людмила Сергеевна.

– Да потому что он – мля!

– Ну, это верно, – согласилась старшая подруга.

– Смотрите, еще нашла – ХЕР. Хидиятуллин Ефим Рафикович. Только не понятно: то ли он татарин, то ли еврей?

– Еврей, – без тени сомнения подтвердила Людмила Сергеевна, – Тут фамилия и отчество – абсолютно ничего не значат. Они фамилии меняли, чтобы замаскировать свои истинное происхождение. Даже татарином быть легче, чем евреем. Но то, что он хер – это совершенно правильно. В самую точку. Все они в профкоме – херы. И евреи, и русские, и татары! А он – главный хер. Их начальник. – председатель профкома. Тебе за тридцать процентов от стоимости когда-нибудь путевку в санаторий давали?

– Перекрестись…

– Вот и мне за 15 лет работы – хер. А сами каждые лето и осень почти задарма туда катаются.

Они принялись за дальнейшее изучение списка. Были и СОНы, и МИГи, и БАСы, но что-нибудь в смысле ХУ… – больше не встречалось. За занимательным исследованием они перемыли косточки почти всем сотрудникам министерства и не заметили, как солнце за окнами закатилось. И рабочий день клонился к закату. Они отложили списки и стали подготавливать сумки и пакеты, подкрашивать губы, чтобы покинуть рабочие кабинеты во всеоружии. Но за полчаса до заветного звонка, который оповещал об окончании трудового дня, в дверь постучали. Вошел мужчина в кроличьей замызганной шапке и в сером в клеточку полупальто. Его вид говорил о провинциальном происхождении.

– Вам чего, гражданин? – окинула его оценивающим взглядом Светка.

– Я из Борисоглебска. Приехал за документацией для установки гидравлического пресса на нашем предприятии.

Светка презрительным взглядом смерила его с головы до ног и, поднявшись со своего стула категорично отрезала:

– Рабочий день уже закончен: приходите завтра.

Провинциал переминался около дверей с ноги на ногу, как будто ему сильно хотелось по нужде:

– У меня поезд сегодня вечером…

– А где вы раньше-то были?

– Подожди Света. А доверенность на получение документации у вас есть? – спросила мужика Людмила Сергеевна: в тайне надеясь, что такой у посетителя не имеется и вопрос перенесется на завтра.

– А как же! – просиял вдруг мужичок, – Вот она, голубушка.

Он прошел к столу и положил перед Людмилой Сергеевной сложенный вчетверо бланк.

Дорохова развернула документ и прочитала:

– Борисов Леонид Яковлевич…

– Во, БЛЯ!- выдохнула Светка и с сумасшедшими глазами медленно опустилась на свой стул.

1997 г.