Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 29 | Глава 31

30.

Бостон подъехал к ресторану на такси. По усталому лицу и тяжелой походке можно было догадаться, что прошедшие сутки он провел на ногах. Но открыв дверь кабинета владельца ресторана, он постарался спрятать усталость, и уголки его губ изобразили улыбку. Армавир прекрасно знал, что как всегда Бостон скажет, что есть хорошая новость и еще одна – тоже хорошая. Он лишь глазами показал товарищу на огромное массажное кресло, подаренное ему коллегами-рестораторами то ли в честь того, что на столичном рынке общепита появился новый ресторатор, то ли ради того, чтобы ублажить коронованного зэка и лишний раз отвести беду от своего заведения, какая уже постигла «Галеру» и «Титаник».

Бостон, тронутый вниманием товарища, блаженно опустился на сиденье и хриплым голосом вымолвил.

- Шеф, есть одна хорошая новость и еще одна…
- Тоже хорошая, - попробовал досказать за него Армавир.
- Нет, Армавир, не очень хорошая. Костика Аралова из изолятора так и не выпустили.

Армавир посмотрел на часы: день вошел во вторую половину.

- Разве Полонская не забрала свое заявление?
- Полонская-то забрала. Хотя Степка Желтов, почти что валялся у нее в ногах, упрашивая не делать этого.
- Так в чем же вопрос?
- А в том, что этот волкодав нашел еще двух пострадавших водителей, которые опознали Костю, когда он вертелся около их машин возле гипермаркета. При этом один из них утверждал, что пацан работал в паре с симпатичной девушкой. И барсетка у него из машины исчезла именно в то самое время, когда девушка предлагала заполнить ему какую-то анкету. Утешает лишь одно, что лица девчонки он не помнит, потому как его больше интересовали показания приборов: двигатель его машины был перегрет. Да и барстетку и навигатор Костька у него вытянул не в тот момент, когда он разговаривал с анкетером, а когда покинул машину и пошел открывать капот двигателя.
- А что нашептал волкодаву второй пострадавший? – как бы с неохотой задал вопрос Армавир. Выручка Кости и в самом деле осложнялась.
- А он даже ничего и не говорил. Как увидел Костьку, так сразу и потянул к нему руки. Еще бы, пацан из «Мерседеса» умыкнул портфель с ноутбуком, в котором хранилась очень важная информация.
- Дурр-рак! – донеслось из клетки, где сидел Дорик и тут же добавил, - Атас, Армавир!
- Значит, пострадавшим может считаться только один человек, который опознал нашего поваренка. – Армавир на несколько секунд задумался, - А Желтов может догадаться, кто был сподручницей Кости?
- Я предполагаю, что он об этом давно уже знает. Кстати, всю информацию по Аралову он мне сам и преподнес. А на какую кнопочку нужно нажать, чтобы помассировать бедра ног? – Бостон с интересом разглядывал рисунки на кнопках, установленных на правом подлокотнике.
- Только бедра ног? – словно с удивлением произнес Армавир, - Больше ничего тебе помассировать не надо?
- Не строй из себя святого, Армавир, ты сам на себя-то посмотри. Я на скамейке около твоего дома до шести утра просидел, а потом поехал в милицию выручать Костика. Где тебя носило?
- А Джуда с Костей? – словно не расслышав вопроса Бостона, спросил Армавир.
- Джуде дали пинка под зад и выкинули с подпиской о невыезде. Желтов шьет ему и еще двум браткам дело о погроме в «Галере». Хозяин «Галеры» отказался давать какие-либо показания, а вот охранники, которых отметелили «Джуда  и сотоварищи» требуют строгого возмездия. Так что домушник влез в по самое не хочу и теперь может получить пятерочку. Кстати, когда мы с ним ловили такси, он мне шепнул, что мог бы быть очень полезен.
- Сами с усами. Разберемся. Только одного не могу понять, почему его выпустили из милиции? Дело о погроме серьезное. Могли бы до суда подержать и в камере предварительного заключения.
- Желтов всегда был жаден до денег, - уклончиво ответил Бостон.
- Теперь понятно. Хронос посодействовал. Значит, Джуда ему зачем-то понадобился.
- Может быть, - опять, словно в воздух высказался товарищ. – Да ты особо не отчаивайся, Костьку теперь там никто и пальцем не тронет. В камере все прекрасно понимают, какие у него покровители.
- И, тем не менее, мне хотелось бы вытащить его оттуда. Ладно, теперь рассказывай про музей.
- А вот тут ты не прав, Армавир
- В каком смысле, - не понял, куда клонит напарник.
- Я бы взял Джуду в дело. В музее ведут дежурство три смены охранников. Работают через двое суток. В двух сменах ребята молодые, смышленые, у которых в заднице, как я полагаю, иголки. Чайку попьют – и в обход по залам. Директор музея, хоть баба и строгая, но платит своим охранникам приличные деньги. Поэтому сотрудники потерять такое место очень бы не хотели. Так что без третьего нам никак не обойтись – кто-то должен оставаться на улице и следить за перемещениями  охранников.
- А кто в третьей смене?
- Овчарка-людоед, и два вохровца. Один из них хозяин собаки и одновременно муж директрисы музея. Мужику лет шестьдесят, он из охранной будки почти и не выходит, видимо, ноги больные. В углу сторожки я заметил тросточку, на которую он опирается, когда его приспичит до ветра. Но гавка я тебе скажу, очень лютая и кровожадная. Видел бы ты ее зубки!
- Она что, по выставочным залам бегает?
- Нет, до восьми вечера он запирает ее в сарайчике, а когда допуск посетителей заканчивается, и ворота закрываются, выпускает во двор.
- Атас, Армавир! – предупредил из клетки Дорик, - Полные кранты! Кранты!
- Заткнись, бездельник! – без злобы сказал Армавир и перевел взгляд на Бостона, - Все, помассировал свои ягодицы, пересаживайся на стул. А то еще что-нибудь сломаешь, неуч.
Но Бостон и не подумал выполнять команду шефа.  Он нажал какую-то кнопку, и спинка кресла медленно стала опускаться в горизонтальное положение. Теперь уже не без наслаждения Бостон высказывал и другие мысли по поводу музея:
- Стеллажи с экспонатами, между прочим, хорошо просматриваются с пульта охраны. А стеклянный колпак, под которым находятся пистолеты, и вовсе установлен в центре зала. Так что даже старик и тот его прекрасно видит. Все двери на ночь запираются дверными щеколдами. Ни с ножом, ни с бритвой к ним не подлезешь, щелей никаких, даже клопы бессильны.
- А воздуховоды в здании, в каком состоянии? – уже поникшим голосом спросил Армавир, не надеясь проникнуть в музей ночью. По его соображениям план требовал тщательной корректировки и, как уже случалось в его практике не однажды, он теперь надеялся завязать дружбу с каким-нибудь сотрудником хранилища. Играть с молоденькой сотрудницей в любовь, что он использовал в молодые годы, теперь уже не получится, но можно было бы прибегнуть еще к одной старой уловке - выдать себя и Бостона за профессоров московского университета, которые собирают материал по старинному оружию для диссертации. Для такого случая нужно только подготовить необходимые разрешительные бумаги, документы, наконец, сотворить удостоверения, указывающие на профессорский статус. Он был уверен, что если чемодан с раритетными пистолетами окажется в его руках, даже несмотря на полдюжины сотрудников, которые могли бы находится рядом с ним, он смог бы подменить оружие. Правда, для такого финта нужна было изготавливать копии пистолетов.

Бостон, наконец, угадал с очередной кнопкой, и спинку кресла удалось водрузить на прежнее место. Теперь перед Армавиром оказалась цветущая физиономия товарища.

- В прошлом году в музее был капитальный ремонт: здание обшили сайдингом, шифер на крыше заменили на листовое железо, вставили стеклопакеты, даже фундамент подтянули…
- Обрадовал, - ответил Армавир, все еще проигрывая в уме «профессорский вариант».
- А вот воздуховоды - не заменили! Один из них, размером сорок на сорок спускается прямо в центральный зал. Другой - в хранилище.

Армавир с усмешкой посмотрел на растолстевшего товарища. Ты и в метр на метр, пожалуй, не пролезешь. Да и я уже не тот, чтобы по воздуховодам ползать.

- Зато Джуда, как таракан, везде пролезет.
- Да что ты привязался к этому Джуде!  Он уже сделал свое дело. И, поверь мне Бостон, не хочу я втягивать никого в эту историю. Если операция все же сладится, даже ты останешься на шухере. В музей войду только я.

Бостон только скривился и отмахнулся.

- Туфту гонишь, босс. Так нам пистолеты не взять. Джуду брать обязательно нужно. Тем более он не отказывается, сам напрашивается.
- С чего бы это?
- Об этом он сам тебе скажет. А мой план таков. Джуда спустится по воздуховоду, откроет дверь с черного входа, ты и войдешь. Ему с сигнализацией не справиться. А в случае чего уведет за собой охранников, ты же с экспонатами - через окно.

Армавир поднялся и подошел к клетке с какаду. Попугай, словно поддерживая план Бостона, лихорадочно кивал головой.

- Ты сказал, что крышу покрыли листовым железом?
- Покрыли, и что?
- Под давлением шагов может греметь или скрипеть.
- Это под Джужой-то? В нем веса и полсотни килограммов не наберется.

Армавир вдруг резко повернулся к Бостону:

- Послушай, авторитет, а откуда тебе удалось узнать такие подробности.
- Да в местном баре с мужиками пивка попили, а один из них, как раз и был в ремонтной бригаде. Кстати, жестянщик. Он-то мне про старые воздуховоды и рассказал. Рассчитывал побольше заработать, а на замену воздуховодов в местном бюджете денег не хватило. Да и от гавки (собаки) он пострадал, она ему ногу прокусила.
- Что ж хозяин и корм для нее с собой приносит?
- Конечно с собой. В мешке таскает огромную кастрюлю. До кормежки оставляет ее в дежурке, что очень не нравится его напарнику. Мне известно, что он даже пытался ее отравить.
- Отравить? – словно удивился Армавир и сам себе задал вопрос, - А это возможно?
Бостон снова нажал на кнопку, и подножка, на которой стояли ноги, стала подниматься вверх.
- В этом мире нет ничего невозможного, босс. Гавку в любом случае придется каким-то образом ликвидировать. Чтобы Джуде добраться до лестницы, ведущей на крышу, а потом и до воздуховода, придется пересечь двор, где беснуется эта сволочь.
- Так взять шмат мяса или колбасы, начинить его каким-нибудь ядом и дело с концом.
- Собачка воспитана, из чужих рук ничего не берет и хавает только из кастрюли по команде хозяина. Я уже кидал ей колбасу, так она, сука, только щерится.
- Значит, яд нужно положить в кастрюлю, пока она дожидается своего часа в комнате для дежурных.
- Легко сказать. Зашел в дежурку, открыл крышку и спрашиваешь у хозяина, можно ли вашей псине положить ложечку первосортной отравы?
- Хватит ерничать, и сядь, как следует, а то корчишься тут как космонавт в невесомости. Если с охранниками затеять бузу, то яд в кастрюлю можно уложить и незаметно. Но нужен такой препарат, который бы не свалил пса во время приема пищи.
Хорошо бы ему погулять пару-тройку часов после того, как хозяин выпустит его во двор.
- Вот теперь умные вещи говоришь, босс. – Кресло снова приняло первоначальное положение и налитое кровью лицо Бостона очутилось перед Армавиром.
- Есть у меня одна маруха, работает старшей медсестрой в клинической больнице. Я думаю, она что-нибудь разумное присоветует. Сегодня же вечером к ней загляну. – Бостон покинул кресло и, взяв стул, подсел поближе к Армавиру, - Одного только я не понимаю, как мы эти шпалеры втюрим лесопромышленнику? Тебе и мне, понятно, появляться у него нельзя.
- Почему же? – хитро спросил Армавир, прекрасно зная, какой ответ последует от Бостона.
- Во-первых, засветимся, как соучастники преступления. А нам это нужно?
- Может быть и нужно, - словно самому себе чуть слышно ответил Армавир и обратился к Бостону, - А во-вторых?
- А во-вторых, увидев нас с тобой, Соков начнет осторожничать. Он ведь наверняка уже осведомлен, что ты отец хозяйки художественного салона, где ему продали откровенную подделку. Следовательно, потребует либо акты экспертизы, либо  на время попросит пушки, чтобы самолично провести проверку и убедиться в их подлинности.  А кто его знает, что мы получим обратно, если он откажется от покупки?
- И что ты предлагаешь?
- Надо чтобы пушки ему предложил кто-то другой и заодно огласил наши условия.
- Джуда? – снова улыбнулся Армавир, - Ну просто незаменимый этот Джуда. Во все мои дела свой нос сует.

Бостон поднялся и прошелся по кабинету.

- Ты ему нужен, Армавир. На твое место еще никого не короновали. И Джуда, несмотря на его молодость, один из кандидатов. Я слышал, что и Хронос не против его коронации.
- Кто ж тогда против?
- Кавказская группировка. До меня дошли слухи, что Хронос неспроста послал домушника Джуду вместе с громилами в «Галеру». Получит Джуда 3-4 года строгого режима, в зоне и пройдет сходка. И он очень надеется на твою маляву в его пользу, которую ты перешлешь в зону. Вот об этом сам Джуда и хотел с тобой поговорить, и теперь готов оказывать нам любую помощь.
- Разве я теперь имею право принимать участие в голосовании?
- Официальной раскоронации не было, и, уже официально слагая с себя полномочия, ты можешь отдать свой голос за любого из претендентов. Так захотел Хронос.
- Хорошо, передай Джуде, что мы берем его на дело. Только теперь уже вместе с ним еще раз побывайте в музее, и подумайте, как нейтрализовать овчарку. – Он подошел к окну и увидел гитариста, который примостился на крылечке его ресторана, настраивая инструмент. Из-за плеча выглянул Бостон:
- Ты погдяди-ка, бомжара пристраивается. Пойду дам коленом под зад.
В этот момент в открытое окно полилась прелестная мелодия военных времен и голос певца, так похожий на козинский, негромко затянул: Не уходи, тебя я умоляю! Слова любви, сто крат я повторю….
- Тебя я умоляю… Ахинея какая-то, - с недовольством высказался Бостон.
- Не трогай его. Пусть играет. Не Мурку же ему здесь распевать, – Армавир распахнул и вторую раму окна, еще больше впуская в кабинет голос самодеятельного таланта.