Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

ГЛАДИАТОР

Бомж Яша был человеком неопределенного воз

аста, объема и даже роста. Ну, с возрастом как раз все понятно. Тут даже объяснять ничего не стоит. А вот по параметрам его стройности и объема надобно кое-что нарисовать. Судя по всклокоченным волосам и разносортной обуви, рост Яши варьировался в пределах от метра шестидесяти до метра восьмидесяти. В зависимости от его желаний. Если говорить об объеме или полноте, то самый опытный следователь не мог бы в точности угадать эти параметры. Дело в том, что невзирая на погодные и сезонные условия, на Яше всегда было очень много одежды. И не снимал он ее никогда. Просто никогда ему было как говорят, ни холодно ни жарко. Если говорить о национальности, то разве у бомжей она бывает? Смешной вопрос…

Так вот, бомж Яша осчастливил свой излюбленный двор своим появлением и тотчас же, шаркая ногами по асфальту, направился к любимой лавочке, на которой он устраивался на ночлег под сенью шелестящих березовых листьев. Не успел он расстелить свежие газетки на лавчонку и бросить вместо подушки в голову такую же неопределенного возраста и всегда чем-то набитую сумку, как по всему двору раздался громкий и скверный звук автомобильной сирены.

Вы когда-нибудь были свидетелем завывания, клокотания, звона автомобильной противоугонной сирены? Если нет, то ваша жизнь увеличится лет, эдак на пять.

Но ваша, а не Яшина. Потому что ко всему привычный бомж Яша не спеша опустил свои ягодицы на лавочку и стал медленно вращать головой из одной стороны двора в другую: ему хотелось увидеть, каким галопом прискачет к машине ее хозяин. Правда, одна опаска у Яши все-таки имелась: хотя машину никто не задевал и она трезвонила только лишь в свое собственное машинное удовольствие, подумать о чем либо нехорошем могли именно на Яшу. Но он не стал прятаться – впервые пересилило любопытство.

Прошла минута, владелец не появился, машина поменяла звуковой призыв, взяв тональность повыше. А Яше надоело сидя ждать, когда выйдет хозяин и он блаженно прилег на лавочку. Правда, на бок, все еще продолжая наблюдать за происходящим.

А сценарий и в самом деле закручивался. Правда обычный сценарий, коих так много бывает в насыщенных машинами дворах.

Сразу из двух подъездов повыскакивали дюжина боевых старушенций, которые с ходу стали яростно материться и размахивать сухонькими кулачонками в адрес того, кому принадлежала разгневанная машина.

Бомж Яша без всяких эмоций наблюдал спектакль.

Еще минут через пять вокруг разгневанной машины бегали уже полтора десятка не менее разгневанных жильцов. По их виду можно было догадаться, что все они поджидали хозяина, дабы устроить ему головомойку. Одна самая крикливая тетка выскочила даже из дома со скалкой очень похожей на бейсбольную биту. А может быть это и на самом деле была бейсбольная бита, похожая на скалку. Яша подумал, что в настоящее время столько разных необыкновенных товаров стали выпускать. Так чего ж удивляться? Вот если бы эта тетка, которая грозилась врезать битой-палкой по лобовому стеклу, на самом деле врезала, можно было бы и удивиться. А она только размахивала и орала.

Наконец две старухи, как Яше показалось, с отважным коммунистическим прошлым приняли призыв к действию и поскакали за участковым. «Ха-ха», – думал бомж Яша, – Если бы участковые всегда вовремя появились на месте происшествия, то и бомжи, скорее всего, никогда бы на глазах у честного народа не занимали общественные лавочки и не спали бы вольготно на сиденьях в пассажирском транспорте.

Честно признаться, вся эта громкая комедия посреди двора ему уже надоела, и он, не обращая внимания на крики квартиросъемщиков, которые уже почти заглушали рев автомобильной сигнализации, перевернулся на спину, заложил руки за голову, и блаженно уставился на березовую листву, которая так часто служила ему крышей.

«Почему, – философски подумал Яша, – если бы ему ни с того ни с сего захотелось полчаса орать посреди двора, то его тут же бы забрали на пятнадцать суток. А технике никто ничего не сделает. И хозяина даже не оштрафуют. Выходит техника дороже ее создателя – человека?

Так думал Яша, а сирена орала уже минут двадцать и около машины-нарушительницы общественного спокойствия собралось около четверти всех жильцов, проживающих в хрущевке. Мужики обещали при первой же возможности устроить наглецу-водителю кулачно-мордовую расправу, женщины причитали так громко, как будто провожали своих мужей на ядерную войну. Старики, оборвав голосовые связки, стали припоминать подобные случаи, которых, конечно, в их памяти не нашлось. Только подростки веселились, потому что настала пора укладываться в койку и никто их этого делать не заставлял.

Но больше всего Яшу удивлял тот факт, что никто не спешил сбегать за хозяином непослушной автомашины и высказать ему свое «фе». Казалось, просто не знали, кто владелец этой автохамки.

А хозяин и не думал выходить. И угрозы по поводу полного разрушения девятой модели «Жигулей» черного цвета никто не приводил в исполнение.

Яша лежал, смотрел в листву и слушал весь этот базар. И вдруг, как ему показалось, в голове родилась неплохая идея. Он почти резво встал и пошел к народу.

– Слышь, – ни на кого не глядя крикнул он, словно обращаясь ко Всевышнему, – Гоните по трешке и через минуту во дворе будет тихо.

На Яшу уставились десятки недоверчивых глаз. Но затем кто-то в паузе между завываниями сирены показал Яше его социальное местонахождение:

– Шел бы ты, отсюда, да не вонял.

– Как хотите, – равнодушно сказал Яша и развернулся к своей лавочке. Но не успел он сделать и пары шагов, как на его обидчика набросился женский хор:

– Если ты такой умный, то отключи сирену, а так – не мешай специалисту.

Специалистом, судя по всему посчитали его, Яшу. Бомжа с приличным стажем.

Тут же кто-то у кого-то стал занимать, кто запозднился на работе полез в карманы и портмоне. Словом, когда пересчитали – было сто одиннадцать рубликов. Старыми больше ста тысяч. Яша-то в математике был не силен, но догадался, что по трояку сдало больше тридцати человек.

Он взял деньги положил их в карман брезентового плаща, в которых обычно рыбаки бегаю по льду и сверлят лунки, затем огляделся и увидев кирпич стандартного образца, пошел в его сторону.

Надо сказать, в это время рев сирены перешел на самую высокую тональность, и о чем говорили жильцы дома было уже не слышно.

Он поднял кирпич, подошел к машине…

Теперь уже за ним наблюдали несколько сотен глаз, потому как люди со своих балконов следили за гладиатором.

Яша размахнулся и врезал кирпичом в боковое водительское стекло. Оно вмиг разлетелось на мелкие осколочки. Затем протянул руку в салон, дотянулся до рычага открывания капота. С аккумулятора он сбросил клемму и двор погрузился в гробовую тишину.

Через несколько секунд обезумевшая от радости публика выговаривала, дескать, надо же вот один человек нашелся…

А через две минуты, когда Яшу начали бить ногами, во дворе не было ни одной души. А Яша, как поверженный гладиатор, лежал на песочке, закрывая голову руками, и тихо стонал, чтобы не нарушать спокойствия двора…

1998 г.