Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Байки под хмельком


Назад

ИЛИ… ИЛИ?

– Ну, голубь мой сизокрылый, выбирай: или бежишь за водкой, или направляешься на извлечение из озера трупа-слизняка?

Выбор перед молодым опером, лейтенантом Голубевым, был поставлен по-военному четко, и начальник городского отделения внутренних дел подполковник Сухой не сомневался, что его подопечный выберет роль гонца. Кому захочется бултыхаться в холодной осенней воде и вытаскивать на берег рыхлого, разложившегося жмурика?

Лейтенант после недолгой паузы протянул руку в направлении начальника:

– Давайте деньги. Сколько брать?

Подполковник, раскрасневшийся и похожий на дозревающий помидор, оглядел своих гостей, прокурора города и районного судью, и теперь уже перед ними поставил задачку на выбор:

– Ну, что, две или четыре?

Прокурор был за четыре, но судья рассудил здраво, как на процессе:

– Две – не хватит. А вот четыре – многовато. Три – в самый раз. Будет по году на каждого, – и довольный удачной шуткой, разразился откашливающим смехом.

– Одна нога здесь, – другая там! – приказал Сухой и вложил в ладонь Голубева сторублевую бумажку.

Лейтенант захлопнул дверь с другой стороны кабинета, а подполковник разлил оставшуюся в бутылке сорокоградусную влагу в три стакана и похвастался, кивнув в сторону исчезнувшего Голубева:

– У парня большое милицейское будущее. Талант, можно сказать!

Они выпили за молодое поколение работников правопорядка, и через несколько секунд лицо подполковника приняло цвет переспелого помидора.

На протяжении получаса судья и прокурор вспоминали свою молодость: ах, раньше, когда были силы и здоровье, они могли на двоих уговорить и четыре и даже пять поллитровок! Но что – они! Служил в прокуратуре в то время старичок-следователь, так тот рабочий день начинал с опрокидывания двухсотграммового стаканчика. К обеду – еще одного. И не мешал ему алкоголь. Мало того, следователь считался лучшим по профессии в районе!

Наступала пора снова наполнить стаканы, дабы произнести тост за былые времена, троица, словно, сговорившись, перевела взгляд на настенные часы, а затем на двери, в проеме которых вот-вот должен был появиться будущее городской милиции – лейтенант Голубев.

Но прошел час, а Голубева все не было.

– Ну, где же твой талант? – с подозрением спросил прокурор.

– За такие дела – срок давать надо! – добавил судья.

– Щас заявиться, – постарался успокоить гостей начальник УВД, но уже чувствовал, что с подчиненным случилось что-то неладное. До магазина ходьбы – десять минут. Обратно – столько же. По всем расчетам пузыри давно должны были стоять на столе. А голубь сизокрылый, словно в воду канул.

Прошло еще полчаса. Судья и прокурор молча курили.

– Может по дороге случилось какое-нибудь происшествие, да мой Голубев по долгу службы…

– Какое, на хрен, может быть происшествие? – перебил подполковника судья, – Его же не на происшествие послали, а выполнять ответственное задание!

– Непорядок! – подтвердил прокурор и поднялся со стула. – Надо самим искать наше будущее.

Уполномоченные властью лица спустились на первый этаж, в комнату дежурного по городу.

– Голубев не объявлялся? – спросил подполковник Сухой у дежурного.

– Это молодой, что ли? – подобострастно поднял глаза на своего шефа дежурный.

– Да, лейтенант.

– Так вон он, в обезьяннике. С дружком.

– Как в обезьяннике? – в один голос удивились прокурор, судья и начальник УВД.

– А что с ними делать? Заявился пьяный, начал требовать у меня стакан. Я не дал. Ну, он и начал мне здесь права качать, пока я его в обезьянник не посадил.

Подполковник, стараясь держать равновесие, зашагал в сторону камеры предварительного заключения. Лейтенант Голубев, лежа на животе, мирно спал. Из заднего кармана выглядывал ствол табельного пистолета. Рядом, с початой бутылкой в руке, похрапывал парень в забрызганной грязью кожаной куртке.

Подполковник лягнул засовом, прошел в камеру и могучей рукой приподнял подающего надежды лейтенанта за воротник.

– Где водка, сволочь?

Голубев с трудом приоткрыл глаза:

– Водки – тю-тю, – и постарался развести руками. – Вот – одноклассника встретил. Выпили за встречу…

– Все три бутылки выпили?

– Обижаешь начальник! Четыре с половиной. – лейтенант кивнул в сторону парня в куртке, – Витек тоже две

окупал.

Подполковник сплюнул, отпустил воротник подчиненного, и тот, словно тюфяк, шлепнулся на бетонный пол.

– Господа! – сказал Сухой, обращаясь к прокурору и судья, – Готов замять недоразумение в помещении общественного питания. Приглашаю вас в ресторан.

Лица друзей обволокла счастливая улыбка.

А подающего большие надежды лейтенанта Голубева через неделю перевели в другое отделение. Из городского в районное. Он хоть и талант, но нельзя сразу со студенческой скамьи запрыгивать так высоко.

1999 г.