Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

ЯМА

Билл Грейтс приехал в Москву. Из американской Филадельфии. Специально подобрал время отпуска, чтобы попасть к своей русской жене в то время, когда она будет рожать наследника. Для будущего малыша он привез несколько килограммов всяких пеленок, ползунков и распашонок. Для жены – огромнейший парфюмерный набор. Она обязательно быть самой красивой после родов. А теще – пуховик. В таком в самую лютую, московскую зиму никогда не замерзнешь.

Не успел счастливый Билл раздать подарки, как у жены начались схватки. Наперегонки они с тещей бросились к телефону, сообщили врачам важную весть: надо же, у супруги какие-то воды стали отходить. «Встречайте! Уже летят!» – ответила диспетчер.

– А теперь беги вниз и жди неотложку на улице. Чтобы дом не перепутали, подъезд и этаж, – объяснила зятю теща.

– У вас так принято? Или они сами найти не смогут? – удивился Билл тому, что врачей надо встречать на улице.

– Так приято, – ответила теща и юркнула к роженице в комнату.

Билл, даже забыв надеть куртку, побежал на улицу. Разве за пять минут простудишься?

Рядом с домом – шоссе. Билл стоял на краю пешеходного тротуара и вглядывался в темноту: не мелькают ли вдалеке синие, проблесковые маячки скорой. Не мелькали.

Зато посреди дороги Билл увидел огромную дыру. Это был люк городской канализации, по каким-то российским обстоятельствам не прикрытый крышкой. В тот же момент пронзительно заскрипели тормоза легковой машины. Водитель успел остановиться перед самой ямой. Яростно о чем-то крикнув на непонятном Биллу языке, шофер сдал несколько метров назад, аккуратно объехал яму и скрылся в вечерней мгле.

«Если колеса какой-нибудь машины попадут в отверстие – быть большой беде!» – подумал Билл и решительно зашагал к открытому люку. Благо, огоньки скорой помощи можно увидеть и с середины дороги.

Загородил собой яму и увидел очередной автомобиль, который на огромной скорости несся прямо на него. Билл замахал руками:

– Объезжай! Объезжай!

– Твою мать! – услышал он из открытого окна, – Пьянь подзаборная. Пошел вон с дороги!

– Яма здесь, яма!

Теперь он стянул с себя ярко-оранжевый свитер и при приближении транспорта размахивал им над головой:

– Яма, осторожно! Яма! В метре от него остановился черный джип. Несколько рельефных ребят выскочили из машины и грозно приблизились к Биллу.

– Ты что, падло, под колеса лезешь? – спросил один.

– Врежь этому бомжаку хорошенько, Гарик! – сказал другой.

– Будьте внимательны, яма! – виновато улыбаясь, Грейтс показал рукой на открытый люк и добавил, – А у меня жена рожает. И скорой все нет…

Один из парней заглянул в черноту отверстия:

– Что, прямо там рожает? – и громко рассмеялся, – Во, блин, дожились. Бабы в канализации рожать стали!

– Нет-нет! – поспешил опровергнуть сказанное Билл и неопределенно махнул рукой, – Моя жена там рожает, а здесь беда может случиться.

– Ну и что?

– Надо городским службам сообщить.

– Сейчас сообщим, – атлет вынул из кармана куртки сотовый телефон:

– Милиция? Тут, на Буракова, у одного бомжа жена в канализационном люке рожает. Так он стоит посреди дороги около открытого люка. Наверное, боится, чтобы какая-нибудь машина не провалилась в яму на его жену.

– Я не боюсь! – сказал Билл и тут же поправился, – То есть я очень боюсь, что жена может родить без врачей…

– Поехали, Гарик, это псих!

Джип рванул с места, и Билл в ту же секунду получил звонкую затрещину по шее.

Наконец, далеко в темноте заискрились синие огоньки.

– Слава Всевышнему, – обрадовался Билл и зашагал навстречу, – Вот и скорая помощь!

Но машина с проблесковыми маячками и не думала сворачивать к дому. Двигалась ему навстречу. Плавно остановилась рядом с Грейтсом, выпуская из салона вооруженных людей.

– Вот он, голубчик!

Билл и рта не успел открыть, как на его руках защелкнулись наручники.

– Где твоя баба, падаль?

– Люк открытый, – оторопев от такой встречи ответил Билл. – А жена дома. Рожает.

– Щас проверим, – сказал один из милиционеров, подошел к дыре и стал спускаться вниз. Через несколько секунд из подземелья снова раздался его голос, – Что он голову морочит! Нет здесь никакой бабы!

– Куда крышку от люка укатил? – спросил второй милиционер.

– Не было крышки, – развел руками Грейтс и увидел как к подъезду подруливает скорая помощь.

– Он ее спрятать успел. Небось, завтра в приемный пункт на металлолом покатит сдавать. Где крышка, козел?

– Да что ты с ним нянчишься! Кидай его в машину, в отделении разберемся.

– Вон она! Вон! – закричал Билл, показывая пальцем на машину скорой помощи, – Врачи приехали. Жена рожает!

Два человека в белых халатах неспешно зашли в подъезд. Но Билла уже под руки вели к «канарейке».

– Я американский подданный! – коверкая слова и стараясь вырваться, закричал Билл.

– Охотно верим.

– Я буду жаловаться!

– Очень рады.

– Отведите меня домой или отвезите в посольство!

– А может быть, тебе посла сразу на дом вызвать? В канализацию? Документы-то при себе какие-нибудь есть?

– Дома документы, – указал пальцем на подъезд Билл. – Там и жена моя. Рожает…

– Слушай, – вдруг потянул за рукав своего товарища один из патрульных, – Может он и в самом деле американец? Их ведь по одежде от бомжей не отличишь. Зайдем, проверим?

– Ну, веди в свою квартиру.

– А яма? – в нерешительности остановился вдруг Билл около зияющего отверстия в дороге.

– Это уже не твоя беда.

Билл в окружении двух милиционеров вошел в подъезд. Поднялись на нужный этаж, позвонили в дверь. Выскочила теща и сразу бросилась обнимать зятя:

– Бильчик, милый, сын у тебя! Сын!

– А документы у него есть? – спросил один из милиционеров.

– Какие документы! – ответила теща, – Он ведь только несколько минут назад родился.

– Да нет, у этого. – Кивнул на Билла милиционер.

– У Билла? – удивилась мамаша. – Конечно. А что, собственно говоря, произошло?

– Пошли отсюда, сказал другой милиционер и, не дожидаясь коллегу, стал спускаться вниз по лестнице.

Жену и малыша забрали в роддом.

Утром не проспавшийся, но счастливый Билл решил бежать к роддому. Выскочил из подъезда и увидел на дороге черную дыру.

«Нет, к жене, – приказал он себе и, стараясь не глядеть в сторону открытого люка, зашагал к троллейбусной остановке.

2000 г.