Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Про "Русский бизнес"


Назад

БЕЗ ПЯТИ МИНУТ КАК СВИСТНУЛИ

Старые оперативники рассказывают, что в 20-х годах кто-то из заправских съемщиков (так на блатном языке называют воров, специализирующихся на кражах карманных и наручных часов), которых в те времена была тьма-тьмущая, выкрал из кармана часы у самого Льва Давыдовича Троцкого. Соратник Ленина выкроил от революционных дел время и отравился посмотреть спектакль в Колонный зал. Когда в перерыве решил достать свои часики, то к своему огорчению обнаружил, что карман пуст.

Помощники революционного теоретика тут же сделали укор московским сыщикам, дескать, как вы могли допустить, чтобы Троцкого обворовали при всем честном народе. И сыщики в свою очередь тоже обозлились не на шутку.

Работал в то время в МУРе некто Саушкин, отличавшийся великолепной зрительной памятью. Так вот, этот самый Саушкин, чтобы не замарать честь мундира и вызвался до конца спектакля найти пропажу.

Пройдясь по коридорам и холлам во время антракта, сыщик приказал задержать около десятка подозрительных типов, которые по его данным в свое время уже мотали срок за воровство. Когда всех возмущенных произволом съемщиков привели в комнату охраны, опер, нисколько не тушуясь, лишь улыбнулся и вежливо сказал.

– Господа карманники, все вы меня прекрасно знаете и помните, как и я вас в свою очередь. Но вот беда, кто-то из вас, спер у самого Льва Давыдовича Троцкого карманные часы. Во избежание неприятностей и недоразумений, советую вернуть хронометр. Договоримся так: я выхожу из этой комнаты на несколько минут, а когда вернусь – часы должны лежать на столе.

Через четверть часа Саушкин вновь зашел в комнату охраны, часы революционного вождя лежали на столе. Тут же карманники-верхушники в один голос стали уверять как было дело:

– Начальник, в сортире мы их нашли. Как они туда попали одному Богу известно!

Прекрасно зная, что Троцкий ни во время антракта, ни во время спектакля в туалет не заходил, Саушкин снова улыбнулся:

– Как не верить, господа съемщики. Всех благодарю за помощь и рекомендую досмотреть спектакль. До встречи на Петровке…

Воров-верхушников, промышляющих кражами часов из карманов одежды иногда называют и бачкистами. И съемщиками. Но последние больше специализируются на краже часов с рук. Представляете, минуту назад были у вас «Сейко», стоимостью в полторы тысячи долларов, а после рукопожатия с обознавшимся незнакомцем их вдруг не стало.

Нереально? Можно согласиться. Я тоже так думал, до знакомства с концертным иллюзионистом, который в течение нескольких секунд оставил меня без «Ориента». Улыбнувшись, пояснил, что расстегивается кожаный ремешок очень нежными движениями пальцев. Съемщики с прилежанием освоили те же самые движения и смогли в подобных публичных номерах спокойно заменить фокусника-профессионала. Но снимают часы вместе с ремешком – воры высокого полета. Начинающие же предпочитают пользоваться лезвием или маникюрными ножничками. Ремешок срезается. Но перед кражей первая задача как фокусника, так и съемщика – отвлечь внимание жертвы.

Вор-съемщик Лева Клин, например, всегда толкался на выставках и вернисажах, посещал автосалоны. И хотя в искусстве он ни бельмеса не понимал, зато после каждого посещения картинной галереи приносил наручные часики. Коллекционеры произведений живописи – народ состоятельный и… пунктуальный, не говоря уже о ценителях автоновинок. Поэтому запястья многих украшали приличные «котлы». Лева расплывался в улыбке, протягивал навстречу удивленному коллекционеру обе руки, предварительно смазанные канифолью, и если недоуменный гость вернисажа или автосалона отвечал на рукопожатие, правая рука съемщика уже вовсю работала. Неуловимым движением Лева выталкивал конец ремешка из пряжки, затем большим пальцем подтягивал ее на себя, и ремешок как по маслу выскальзывал. Две секунды и Лева понимал, что «обознался», извинялся перед незнакомцем, ссылаясь на близорукость, и прощался. Но чужие часы если уже не лежали у него в кармане, то накрепко приклеивались к ладони.

Особый шик – снять часы, закрепленные на металлическом (еще лучше – золотом) браслете. Процесс – чрезвычайно тонкий, под силу только настоящему мастеру. Если «котлы» на ремешке после всех «высвобождающих» операций сами падают на ладонь, то расстегнутый браслет нужно еще стащить с запястья. Но некоторые часики, представляющие целое состояние, стоят того, чтобы пойти на риск и повозиться с браслетом.

Одного моложавого «нового русского», бродившего на московском автосалоне от машины к машине, Лева «освободил» от золотых «Сейко». Выдавая себя за представителя автомобильной компании. Он учтиво протянул нуворишу левую руку для приветствия, а правой при этом дружески похлопывал по тыльной стороне ладони. Долго (две-три секунды!) не мог просунуть указательный палец под браслетку, но когда посетитель выставки уже сам попробовал высвободить свою ладонь из Левиной, съемщик уже тремя пальцами – указательным, средним и безымянным – расстегнул замок и держал «котлы» на весу. Так, высвобождая руку незнакомца из своей, часы придерживались на Левиных пальчиках, в одно время пропуская через кольцо браслета чужую руку.

Но попался Лева не во время кражи часиков, а через три минуты после того, как на одной из презентаций снял золотые запонки с белоснежной рубашки представителя инвестиционной фирмы. Ведь специализировался Лева не только на дорогих «котлах» а на всем что дорого, но плохо висит на руках и одежде. Тот день Лева Клин запомнил надолго. Мало того, что передали в руки милиции, так сначала ему намяли бока ребята из охраны коммерсанта.

Так что из всего сказанного читателю стоит иметь в виду: не перевелись еще на земле русской умелые верхушники и виртуозные съемщики. И если кто-то во время банкета бросился вам на шею, а после, извинившись за ошибку, отошел в сторону, осмотрите себя: все ли дорогие вещи остались при вас.