Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

КАЛЫМ

Лейтенант дорожно-патрульной службы Михаил Ягудин выволок из дежурной комнаты внушительных размеров картонную коробку. На коробке – изображение импортного телевизора и издали заметная надпись «SONY».

Это приманка для колымщиков, – во весь рот улыбнувшись, сказал Ягудин.

– Что вы ее на дороге поставите?

– Зачем на дороге? – удивился инспектор, – Рядом с собой и поставлю.

Мы загрузили коробку со старыми газетами и журналами в оперативный «Уазик» и поспешили на большую дорогу. Ягудин должен был изображать из себя лоха, который, осчастливленный дорогой покупкой, желает поймать такси или левака-частника, чтобы довезти японскую телетехнику до дома.

Сначала с грохотом сбрасываем на обочину дороги коробку с «телевизором». Ягудин неуклюжими движениями поправляет импозантный галстук – не часто приходится носить гражданские вещи, а я, вооруженный видеокамерой, прячусь в лесочке. Рейд по пресечению злоупотреблений на транспорте и выявлению нечистых на руку таксистов и леваков начался. Счастливый покупатель Ягудин оттопырил два пальца и выставил руку, прося водителей о помощи.

Я не спускаю пальца с кнопки записи, стараясь захватить в объектив номер машины и лицо водителя. Увидев коробку с дорогой покупкой, как таксисты, так и частные извозчики сразу заламывают баснословные цены, хотя Ягудин и божится, что до его дома не больше пяти километров. Но водители неумолимы, и когда оставляя пассажира с коробкой ни с чем отъезжают, Ягудин достает рацию и передает: «Водитель такси, государственный номер такой-то заломил триста рублей…» Через полкилометра таксового водилу остановят и внесут в черные списки.

Через пару часов Ягудин цепляет левака на черной «Волге». Не составляет труда определить – машина закреплена за каким-то начальником. И пока тот, может быть даже за мзду, подписывает бумаги, его шофер за государственный счет подрабатывает на большой дороге.

Подбрось до дома, – просит инспектор и кивает на коробку.

Низенького роста водила, прищурившись, смотрит на обладателя телевизора.

– А сколько дашь?

– Полтинник.

За такую цену ни один уважающий себя левак, даже с места не тронется, а этот, ни с того ни с сего соглашается. Открывает багажник, хватает коробку.

– А паспорт к телетехнике не забыл взять в магазине?

– Что я больной? – удивляется Ягудин, – Все в коробке. И паспорт, и схемы, и антенна…

Багажник захлопывается, и Ягудин уже хочет отблагодарить водителя и рассказать о рейде. Но в это время коротышка лихо разворачивается и инспектор получает звонкий удар по фейсу. Пока суть да дело, «Волга» уже скрывается с места и увозит наш «телевизор».

Ягудин достает из кармана инспекторский жетон и прикладывает его к наливающемуся фиолетовым цветом глазу и чуть ли не орет в рацию: «Черная «Волга», черная «Волга»…»

И не ждем, когда за нами приедут, а сами бежим к нашему «Уазику». А там уже идет допрос коротышки водителя:

– Это ваш телевизор?

– А как же? Упакованный в коробку, с паспортом, и другими техническими документами, – нагло врет коротышка.

– Откройте коробку. – следует приказ.

– Да, пожалуйста, – совершенно спокойно говорит шофер и начинает открывать коробку. Это он еще не знает, что лежит внутри! Это он еще не видит Ягудина!

На мгновение зрачки его глаз расширяются – коробка набита макулатурой. Тут же начинается второе действие и из-за «кулис» выходит Ягудин.

– А меня знаешь?

Водила старается держать себя в руках:

– Впервые вижу.

– А по морде разве не ты мне съездил?

– У вас с головой все в порядке, гражданин? – продолжает сохранять спокойствие коротышка.

Ягудин поворачивается ко мне и просит, чтобы наглецу были предъявлены вещественные доказательства. Я перематываю кассету в обратном направлении, а затем держу экран перед грабителем.

– Прости, братан, – вдруг жалостливо обращается он к Ягудину.

А инспектор, заглянув в коробку с надписью «SONY», чуть не плача бросается на своего обидчика:

– А телевизор-то где?

– Какой телевизор? – с ужасом шарахается в сторону водила, – Не было там никакого телевизора. Вот и милиционеры могут подтвердить. Я же при них открывал коробку…

– Был телевизор, – не слушает коротышку Ягудин и показывает пальцем в мою сторону, – У меня даже свидетели есть.

Инспектор в форме капитана берет разговор в свои руки:

– Подытожим. Разбойное нападение – раз. Нанесение телесных повреждений – два. Кража – три. Все лет на пять потянет…

– Ребята, простите. Как-то само собой получилось. – начинает канючить коротышка.

– Так был телевизор? – строго спрашивает Ягудин.

– А как вы хотите? – поднимает на него жалкие глаза водитель «Волги».

– А как ты думаешь? – вопросом на вопрос отвечает Ягудин, не отрывая металлического знака от брови.

– Ну, конечно же, был.

Капитан прячет права коротышки в нагрудный карман рубахи.

– Завтра приедете в управление ДПС и будем разбираться. А коробку пока можете себе оставить.

Мы едем домой. Глаз Ягудина совсем заплыл.

– Надо же, мразь какая, – сквозь зубы ругается Ягудин.

– Вы что у него, действительно, телевизор возьмете? – спрашиваю.

– Если притащит, отчего же не взять?

– Так это же взятка?

– Не взятка, а калым. – поправляет меня Ягудин. – Так сказать, компенсация за моральный ущерб. Между прочим, в суде приговор был бы гораздо разорительнее для него. А телевизор – пригодится в управлении. После дежурства приятно посмотреть последние новости…

1999 г.