Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Про "Русский бизнес"


Назад

КАРЬЕРА

Мы встретились с ним на одном из семинаров, которое проводило с бизнесменами правительство. Он между пальцами держал ножку пузатого фужера с коньяком и что-то объяснял молодой радиорепортерше.

Я не сомневался, это был он, грузчик Витя, пьянь подзаборная, когда-то пивший все что горит. Теперь он в дорогом костюме и модном галстуке, объяснял что-то корреспонденше о монополии государства на производство спиртных напитков.

Он увидел меня и смутился. Кроме меня в этом обществе новых русских никто не знал, что еще лет восемь назад, когда бутылка водки стоила 9 рублей 30 копеек Витя был простым грузчиком в гастрономе около метро. Вечно без денег, но всегда пьяный, небритый и со свежими синяком под глазом (отчего и называли его в свое время Синим Витей) он зимой и летом таскал рваный халат на голом теле. В чем и в свою берлогу ночевать шел. Кроме этого халата у него ничего больше и не было.

Но недаром в революционных песнях поется, кто был ничем, тот станет всем… . Вот и Витек пошел в гору после Указа о вреде пьянства. А когда указ отменили стал – новым русским.

Я слушал, как он рассказывал студентке экономического вуза, как много он думал, сколько много работал, как ночей не спал. Но я-то, его старый клиент знал, что сколотил он свое состояние на горе людском, да необузданных решениях тогдашнего горбачевского правительства.

Как сейчас помню, в тот день был Витек до тошноты трезв. А к вино -водочному отделу машина до верху груженая водкой подъехала. Народу набежало – тьма. На крылечке магазина милиция стоит. Вижу с заднего хода тоже очередь образовалась. Суют Витьку деньги, он словно белка в клетке мечется, таскает водку. Очередь до меня дошла я ему, деньги в карман рваного халата сунул. На три пузыря и «чирик» сверху…

А потом Витек-бизнесмен учит молодежь с трибуны, говорил, дескать: «силу воли надо иметь надо, целеустремление. Вот, мол, у него, нынче сотни торговых точек имеется, а когда-то одна была…

Да, раньше он с государственного магазина хорошо богател. Как-то сидим мы с ним в беседке после работы и Витек делится со мной откровениями:

– Когда указ вышел я Богу молится начал, и бабу свою заставил – чтобы вино-водочный отдел не переделали в какой -нибудь кафетерий. Господь смилостивился. А потом, дураком был, не мог себя перебороть и интеллигентам или вовсе отказывал или брать сверху за водку боялся. Думал, настучат в ОБХСС. Это теперь знаю: интеллигентный клиент – самый выгодный, никогда не торгуется. Да и ментов теперь не боюсь – они тоже люди пьющие. Всегда можем найти общий язык.

Уезжал он с семинара на блестящем «Мерсе». Я решился таки подойти. Окрикнул. Он меня сразу узнал.

– О, старик! Привет тебе, привет. Все пишешь? Ну садись, садись рассказывай.

Я сел и мы поехали. Только даже если бы я захотел то рассказывать бы мне ничего не пришлось. Потому как на Витька нахлынули воспоминания и он сам, рассказывал.

После горбачевского указа, то есть, с началом перестройки, в моей жизни новый смысл появился. Помнится каждый год машины менял. Теперь надоело – езжу на «Мерсе», сам видишь. Бизнес, понимаешь, требует подхода с чистыми руками.

Я не выдержал и расхохотался. Витек поначалу обиделся, но потом и сам улыбнулся.

– Впрочем, зачем я тебе лапшу на уши вешаю? Ты ведь меня как облупленного… Писать обо мне будешь?

– Не-а, – ответил я.

– Знаешь, погрузился он в воспоминания. Я ведь тот халат свой синий – драный и до сих пор грязный, – все эти годы храню как реликвию. Не смейся. Иногда даже надеваю его поверх французского костюма, чтоб о корнях своих не забывать. Теперь, если и прогорит моя торговля в один момент – не страшно, кое-что на зарубежных счетах на жизнь останется. И детишкам еще хватит.

Он остановился у обочины, достал начатую бутылку «Наполеона», разлил в две рюмки.

– Предлагаю, – сказал он голосом не терпящим возражения, – выпить за мудрое руководство нашей страны, которые в 1985 году, дало мне и таким как я, шанс! Если б не оно, разве стал бы я бизнесменом.

Я выпил и вышел, а он поехал объезжать свои многочисленные палатки, торгующие алкоголем и сигаретами.

1997 г.