Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

КНИГА ЖАЛОБ

Одного мужика-пенсионера в магазине обвесили. Покупал он так называемые «ножки Буша». Продавщица бросила на весы четыре куриных бедрышка и сказала: «Килограмм и двести граммов». Хотя стрелка весов до двухсот граммов не дотянула.

Между прочим, пенсионер это заметил, а может быть даже почувствовал. Он был опытным покупателем и тут же направился к контрольным весам. Положил полиэтиленовый пакетик на чашу и стрелка остановилась на 1165 граммах. Значит, деньги за 35 граммов продавщица положила себе в карман.

Пенсионер решил не оставлять зло безнаказанным и снова подошел к продавщице:

– 35 граммов недовесили. Дайте жалобную книгу.

Продавщица перевесила продукт и убедилась, что накладочка с покупателем вышла. Но сказала миролюбиво:

– Весы, папаша, барахлят. Сейчас верну деньги.

– И деньги, и жалобную книгу, – опять беспристрастным тоном попросил пенсионер.

– Да сдалась вам эта книга? Я же вам деньги сейчас верну.

– А вот и сдалась. Пусть вам выговор влепят. Тогда, может быть, народ перестанете обманывать. Мне 35 граммов недовесили, следующему покупателю 35 граммов – так и строятся виллы и особняки на нетрудовые доходы.

Пенсионер оказался «тертым» покупателем и желал справедливости. Увидев, что продавщица заволновалась, он еще подлил масла в огонь:

– Пусть в торгинспекции почитают, как вы стариков обманываете. А ваш нечестный поступок грозит лично вам штрафом до 50 минимальных окладов, а коллективу магазина деприватизацией.

– Че-ем? – в удивлении подняла брови продавщица.

– Деприватизацией. Заберут у вас магазин и всех работников разгонят. Ясно?

Продавец положила перед мужиком недоданную сдачу. Он взял деньги с прилавка, аккуратно положил в свой кошелек и повторил:

– И жалобную книгу, пожалуйста.

За спиной продавца за всем эксцессом наблюдал грузчик, примерно одного возраста с покупателем. Решив заступиться за свою сестру по торговому цеху, сказал пенсионеру:

– Слушай, тебе отдали сдачу. Так не порть людям нервы, и пи… й домой.

– Не понял? – насторожился пенсионер.

– Иди на х… отсюдова. А то я тебя сейчас так отприватизирую, – разозлился грузчик.

– Где сидит директор? – беспристрастно спросил недовольный покупатель.

Продавщица показала на дверь за прилавком.

– Что стряслось? – спросил директор-мужчина пенсионера.

– Обвесили и оскорбили нецензурной бранью. Дайте мне жалобную книгу.

– Может быть вам хватит моего извинения и оставим это дело. Действительно, чего нервы друг другу трепать?

Но покупатель, нисколько не теряя самообладания произнес:

– Конечно, не всякому захочется свои нервы трепать. И мне тоже не хочется. Этим мы, покупатели, успокаиваем себя и оставляем жуликов и мошенников в покое. Но при этом забываем простую жизненную истину: если не мы, то кто наведет порядок в нашей стране?

Директор теперь уже внимательно осмотрел жалобщика, затем не спеша открыл шкаф и достал книгу:

– Пожалуйста. Садитесь на стул и в подробностях напишите как было дело.

Пенсионер подвинулся к столу, вытащил из нагрудного кармана видавшего вида пиджачка ручку и склонился над книгой. Директор стоял сзади и смотрел, как покупатель плавно выводит буквы. Затем добавил:

– Вы пишете «нецензурно выругался». Что значит нецензурно?

– Матом значит.

– Мат разный бывает. Какими словами?

– Мне неприятно даже их выговаривать.

– Я не заставляю вас их выговаривать. Вы все пишите – это же документ, по которому к нарушителям будут применяться санкции. Все пишите. Мы же должны разобрать поступок и грузчика и продавца. И наказать за это.

Мужик тяжело вздохнул и написал: «Грузчик сказал «пи… й домой». А потом сказал»иди на х… «.

Директор все перечитал и закрыл тетрадь.

– Спасибо. Идите.

– Куда?

– Куда сказал грузчик.

– Ах, так вы тоже из этой же шайки-лейки! – потерял самообладание пенсионер. – Да я сейчас прямо в торгинспекцию…

– А я в милицию. Покажу, какими вы мне словами здесь книгу отзывов покупателей разрисовали. Суток пятнадцать получите. Точно.

– Так вы же сказали – все пиши.

– Бог с вами, я ничего не говорил. Дал вам книгу – а вы рады матерщину строчить. Так что лучше идите домой, а эту страницу ликвидируем. По рукам?

Пенсионер помолчал, вытер пот со лба. Затем развернулся и без слов направился к выходу из кабинета. Только дверях зло усмехнулся:

– Надо же, как опростоволосился…

1996 г.