Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Байки под хмельком


Назад

КОНЬЯК МАРКИ «ТГФМ»

Старожилы уверяют, что и по сей день в нашей орденоносной авиации очень даже активно пользуется спросом противоводокристаллизационная жидкость. Мало того, что ее с успехом добавляют в авиационный керосин с целью водяной антикристаллизации, которая может по научным расчетам образовываться на высоте 10 тысяч метров при температуре минус 50° С. Так еще добавляют и во внутрь по причине похмельного синдрома или обыкновенного человеческого желания вообще что-нибудь выпить спиртного. А во времена сухого закона у работников авиапромышленности эта самая жидкость вообще ценилась на вес золота. По понятной причине: кроме этой самой жидкости и выпить, кроме лимонада, было нечего. А какие времена тяжелые наступали, когда жидкость вдруг в аэропортах заканчивалась. Самолеты и те в воздух не поднимались, не говоря уже об авиационном технике, страдающим с похмелья.

А однажды в связи с отсутствием этого «напитка» даже разыгралась самая настоящая трагедия. Правда, все закончилось без жертв.

А дело было так. Как-то эту жидкость, у которой имелось свое обозначение под аббревиатурой «ТГФМ» перестали завозить авиаторам. Надо попутно заметить, что такое бездарное решение властей обернулось для многих, как простых, так и ответственных, работников большими сложностями.

Судите сами, то надо попросить кого-то две смены отработать, то срочно запчасти достать. И без «стакана», как вы сами понимаете, тут никак не обойтись. А налил дести граммов – глядишь, и производство заработало как часы. Так вот содержимое в стакане заменяла та самая ТГФМ.

Опять же «коньяк» этой марки ценился не только авиаторами, то и жителями окрестных сел – в винных магазинах-то шаром покати… Вот и приобретали жители, соседствующие с аэропортом этот напиток у техников и летчиков по договорной цене.

Так вот, жуткое горе опустилось на окрестные земли и аэропортовскую площадь после того, как вместо ТГФМ в аэропорт привезли другую противоводокристаллизационную жидкость. Только теперь уже под аббревиатурой «И». И как назло, пришла цистерна с неизвестным термином как раз накануне всемирного праздника трудящихся 1 Мая. Многие посчитали такое положение происками ЦРУ. Все – и жители и работники аэропорта были в полной растерянности: можно ли пить жидкость «И» или нельзя, не знал никто. Пробовали с другими аэропортами связаться, не получилось, связь барахлила. А решение надо было принимать срочно: без «стакана» транспортный узел мог остановиться в любую минуту. И тогда в голову одного из руководителей аэропорта пришло спасительное решение – поставить эксперимент. На службе горюче-смазочных материалов этого авиапредприятия работал слесарь Кузьмич. Как говорят на Руси, «он пил все, что горит», причем каждый день. Решили посмотреть, как отреагирует организм слесаря на загадочную жидкость «И». Поскольку задача решалась всенародно, то не стали скрывать от руководства города этот эксперимент. Напротив, ко времени начала «испытаний» городские отцы подогнали к проходной аэропорта две «скорые». Поставили на уши и врачей в местной больнице – в отделении реанимации все было готово к оказанию помощи слесарю в случае, если жидкость «И» окажется непригодна к употреблению внутрь. Люди в то время еще были сплошь и рядом порядочные, и начальник аэропорта не только взял на себя всю ответственность, но и самолично налил из цистерны стакан жидкости и понес ее в слесарные мастерские.

Неизвестно, что пил Кузьмич накануне, но в этот день он как всегда мучился с похмелья, поэтому принял протянутый стакан с благодарностью, правда слегка удивившись, что его протягивает сам начальник аэропорта. Кузьмич залпом выпил стакан и, как ни в чем не бывало, опять взялся «точать детали» Все молчали и никто, опять же к удивлению Кузьмича, от него не отходил. «Наверное, хронометраж ведут», подумал Кузьмич, и принялся «точать».

А от начальника аэропорта и его помощников каждые полчаса городским властям летело сообщение: «Кузьмич все еще «точает» или «Кузьмич» «точает» еще с большим усердием и производительностью. Словом, ставили в известность, дескать, подопытный «кролик» как ни в чем не бывало продолжает работать и никаких признаков отравления не проявляется.

Когда истекли положенные для случаев отравления 6 часов, а Кузьмич работал как ни в чем не бывало, у людей словно свалилась гора с плеч – жидкость «И» пригодна для употребления. Все сразу успокоились и все встало на свои месте. А начальник аэропорта был доволен больше всех: теперь предприятие будет жить и все работники аэропорта и жители соседних сел достойно отметят 1 Мая – Международный день солидарности.

30 апреля ночь была не по-весеннему морозная и на окрестных дорогах выступил иней. Зато ранним утром была отчетливо видна вереница человеческих фигурок, устремленных в сторону аэропорта. Люди шли с бидонами и чайниками, термосами и даже рукомойниками. Шли по проторенной дорожке в сторону аэропорта…

1997 г.