Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

ЛЕСБЕЙСКИЕ СТРАСТИ

Одна директриса ткацкого комбината решила заняться облагораживанием территории своего предприятия. Директриса была женщиной видной, с руководством области, и в социалистические и капиталистические времена общалась, как говорится, на короткой ноге, к ее мнению всегда прислушивались, и потому она ни секунды не сомневалась, что в архитектурном и дизайнерском деле она понимает столько же, сколько и в производстве шерстяных и ситцевых тканей.

Для завершения образа персонажа я бы добавил еще несколько деталей: директриса в прошлом была знатной стахановкой, по праздникам одевала пиджак с множеством медалек и орденов на высокой груди и лицом и телом сильно смахивала на знаменитую певицу, ту что так хорошо пела про реку Волгу, которая течет долго.

Однажды поутру директриса во главе своих многочисленных замов и начальников цехов вышла прогуляться по территории комбината, а заодно сделать распоряжения своим подчиненным, что и где надо усовершенствовать и облагородить, чтобы многочисленному женскому коллективу жилось и работалось как у Христа за пазухой.

– Здесь, – показывала руководитель комбината, на замусоренную площадку около камвольного цеха, – надо разбить газон и поставить скульптуру.

– Какую? – заглядывал в глаза своей начальнице заместитель по хозяйственной части.

– Чтобы вы без меня делали! – цокала языком бывшая стахановка и тут же фантазировала, – Ну, конечно же, не девушку с веслом. Это же не лодочная станция, а ткацкое производство. Поэтому, мне так кажется, уместна скульптура молодых камвольщиц, которые расчесывают руно или… овечку.

Заместитель по хозяйственной части что-то оперативно записывал в блокнот.

Около цеха шерстяных тканей решили посадить несколько елочек и поставить скульптурную композицию, где девушки примеряли на себя шерстяные платья. Около цеха по выпуску ситца – высадить с десяток березовых саженцев, установить лавочки и еще одну скульптуру. Все единогласно поддержали тему директрисы: гипсовая девушка должна была помогать своей подруге примеривать сарафан.

К обеду обход территории комбината закончился, задания по облагораживанию предприятия всем службам были поставлены и уже на другой день архитектурно-дизайнерский план начал воплощаться в реальность.

А еще через полгода по всей территории комбината гипсовые женщины уже гладили таких же гипсовых овец, растягивали гипсовое полотно, прохаживались под руку и мило улыбались друг другу зацементированными улыбками. Вход в заводоуправление украшал огромный фонтан. Водяные струи рассыпались в воздухе и падали на трех девушек, которые, обняв друг друга за талию, тесно прижались друг к дружке. Их лица, несмотря на холодную воду, излучали неписаный восторг и наслаждение.

Но самая главная скульптурная композиция размещалась на площадке отдыха в самом центре комбинатской территории. Называлась она «Связь поколений». Упитанную женщину, так похожую на настоящую, живую директрису, окружили плотным кольцом молодые работницы. Одни сидели на корточках, придерживаясь за колено наставницы. Другие склонились над ней, словно заглядывая в глубокое декольте гипсового платья.

На комбинат приезжал молодой мэр города, которого сопровождала группа телевизионщиков. Он прохаживался по аллеям вместе с директрисой и стрелял глазами в сторону… живых ткачих.

– А эта скульптура, – директриса старалась перевести внимание мэра на постамент, где три молодых женщины, прижались друг к другу спинами, держали над головами рулон с тканью, – Выражает единство ткачих…

– В каком смысле? – отвлеченно спросил мэр, стыдливо отводя взгляд от двух симпатичных девушек, которых о чем-то дотошно допрашивали тележурналисты.

– В любом, – отвечала директриса, выпячивая нетленную грудь с многочисленными орденскими планками, – Во-первых, на нашем комбинате трудятся уроженки не только разных областей, но и бывших советских республик. А во-вторых, коллектив комбината тесно сплочен в деле производства продукции…

– А как называется композиция? – спросил один из телевизионщиков то ли директрису, то ли девушек.

– Как-как? – надув губки, сразу вмешалась в разговор молоденькая ткачиха, – Лесбейские страсти. На всем комбинате и живого мужика трудно сыскать, а тут еще повсюду скульптур с бабами понаставили.

Вечером по местному телевидению был показан репортах с ткацкой фабрики. Назывался он – «Лесбейские страсти»…

1999 г.