Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

МОЛОЧНЫЕ БРАТЬЯ

У Мишки Мочалина случилась любовь. На колхозном рынке, куда он пошел, чтобы купить огурчиков на закуску, познакомился с девушкой. Она там уборщица работала. Пришли вместе в мореходное общежитие. Вот здесь и случилось любовь.

После, когда они скрепляли свой любовный союз водочкой и закусывали огурчиками в гости – вполне возможно что даже случайно – зашел сокурсник. Славка Гримов. Якобы, узнать о времени зачета по ночной навигации. Его пригласили к столу. А чего же отказываться, если радушно приглашают?

Так вот, стали они втроем готовиться к зачету. В конце концов Мишку что-то развезло, он лег на койку и уснул. А Славка с девушкой пошли прогуляться. До магазина и обратно. По дороге Славка и почувствовал томление в сердце. К девушке. Когда купили «Смирновочки» Гримов и пригласил ее к себе в комнату. Чего Мишке-то мешать? Пусть спит, раз так устал.

И у Славки с девушкой любовь случилась.

А потом Славка познакомил девушку с Колей Лузгановым. И Коля влюбился. Такая вот девушка была. Не сказать, чтобы уж слишком красивая. Но привлекла же чем-то будущих мореходов.

На другой день после зачета по этой самой навигации три товарища решили вспрыснуть это знаменательное событие и снова купили водочки. И как это бывает за столом в непринужденной дружеской беседе вдруг выяснилось, что стали они, так сказать, молочными братьями. И никто друг на друга не обиделся. Ребята они были современные, женится на девушке с колхозного рынка никто не собирался, да и как настоящие моряки придерживались они ленинского завета, который всем советовал делиться.

Прошла неделя и вдруг Мишка Мочалин обнаружил у себя на причинным месте болезнь. Как в туалет по-маленькому идти, так настоящие муки наступали. Он, умный парень, сразу «Популярную медицинскую энциклопедию» стал листать. Зачем раньше времени врачей беспокоить? Через десять минут изучения умной книжки понял: моряк без триппера, что судно без шкипера.

И стал Мишка, нервно прохаживаясь по комнате, грустную думу думать: идти врачам сдаваться или самопальный вариант лечения применить? Не успел прийти к какому-то мнению, как в комнату вбежал встревоженный Коля Лузганов.

– Ты, как брат?

Мишка в долю секунды определил по лицу товарища о его тревоге и, засунув руки в карманы, ехидно ответил:

– Так же как и ты, брат.

Побежали к Славке Грымову.

– Слав, у тебя ничего не болит?

– Не-е-ет, вытаращил на них глаза коллега по мореходному делу.

– И ничегошеньки тебя не беспокоит?

– А что меня должно беспокоить? – вопросом на вопрос ответил Славка.

– А писаешь ты как? – поинтересовался Мишка.

– Как-как? Струей, естественно.

– А девушку с базара ты любил? – отбросил всякую дипломатию Лузганов.

– Еще как…

– Врешь, гад! – закричал Мишка и, одержимый обидой, съездил Грымову в ухо. – Ты с ней не спал!

– Че руки-то распускаешь! – схватился Славка за ухо, – Спроси у нее самой! Да объясните же, в чем, собственно, дело?

– Вот в чем. – сказал Коля Лузганов и показал пальцем на ширинку.

Больше они не стали разговаривать с вруном Грымовым и пошли на колхозный рынок искать девушку.

Нашли в подсобке, где хранились разные ведра, метлы и швабры. На грязном диванчике девушка охмуряла очередного жениха. Под водочку, естественно. Ухажеру дали пинка и выгнали из помещения.

– Что ж ты, стерва, заразные болезни по городу разносишь?

Молочные братья хотели силу применить, но девчонка разрыдалась, мол ничего не знала, не ведала. Моряк, естественно, ребенка не обидит. Сжалились, присели на диванчик, выпили по сто граммов водочки, а потом каверзный вопросик задали:

– А со Славкой у тебя любовь наблюдалась? С третьим нашим другом?

– Да, – закивала головой уборщица.

– Не врешь?

– А чего мне врать? Легли мы с ним. А перед этим самым делом он резиночку достал. Пошутил еще, дескать, «Минздрав предупреждает…»

– Вот, мерин! – с досадой стукнул кулаком по столу Мишка.

– Крестьянин он! – сказал Колька, разлил оставшуюся в бутылке водку по стаканам и добавил, – Ну, чтоб дети СПИДа не боялись…

1998 г.