Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Про "Русский бизнес"


Назад

НАХОДЧИВЫЙ

Одного мужика в отделение милиции забрали. Он около входа в метро на собачье испражнение наступил, ну и матюгнулся при всем честном народе. Да еще стал ботинком об асфальт шоркать, стараясь освободиться от налипшего. Шоркал и высказывался нелицеприятно по поводу дворников и работников милиции. А милиция тут как тут. В виде совсем еще зелененького сержанта. «Нарушаете, гражданин, порядок в общественном месте. Предъявите документы…» А документов нет. Дома остались.

– Пройдемте, гражданин! Может вы террорист какой-нибудь, если без паспорта гуляете.

– Да не террорист я, а физик-ядерщик. В НИИ служу. Вот на работу опаздываю, а тут еще на лепешку наступил!

– Ах, физик-ядерщик! – обрадовался сержант, – Да еще матершинник! Тем более пройдемте.

Привел мужика в участок, легко установили истину: действительно, научный сотрудник, кандидат наук.

Сержант на свой пост поспешил вернуться, а дежурный по отделению, оценив взглядом физика, сразу заявил о штрафе. За нецензурное высказывание в адрес работников милиции. И назвал сумму, от которой лицо физика побагровело, как ядерное облако. Она равнялась чуть ли не месячному окладу ученого.

– Нет у меня таких денег, – развел руками нарушитель.

– А сколько есть? – прищурился дежурный.

– Рублей сто дома найдется.

– Ну тогда звони домой, пусть жена принесет и я тебя сразу выпущу, – милиционер был согласен и на сотню. Как говорят, с драной овцы хоть шерсти клок, – Вот, можешь воспользоваться телефончиком.

Физик иронично ухмыльнулся, но принялся накручивать номер. Не получалось. То ли волновался, то ли время тянул. Но, наконец, дозвонился. Смущенно посмотрел на дежурного:

– Привет, дорогая. Это я, твой Вася.

Дежурный, уловив в голосе «клиента» стеснительность, поднялся со своего кресла и вышел из комнаты. Только дверь оставил приоткрытой. И физик, уже окрепшим тоном, продолжал:

– Представь себе дежурную комнату в милиции. Я в наручниках, на оперативном пульте мигают разноцветные лампочки…

– Ты сразу к делу переходи, – заглянув в комнату, посоветовал дежурный, – Чего тянешь кота за яйца?

– А я люблю, когда тянут за яйца, – то ли дежурному, то ли в трубку ответил задержанный, – Я, можно сказать, от этого только возбуждаюсь…

Дежурный махнул рукой и остановил кого-то из коллег. Стоят курят и великодушно ждут, когда физик с женой объяснится. А из комнаты до их слуха только и доносится «милая», да «дорогая», «будь нежна», «будь ласка»…

Стояли два милиционера, выпускали дым и подсмеивались: интеллигенция, чего с нее возьмешь! Четверть часа, наверное, подсмеивались, всякие шуточки в сторону ядерщика отпускали. Наконец, дежурному «цыпочки», «розочки», «козочки», с помощью которых объяснялся физик со своей зазнобой, надоели. Он выплюнул сигарету, вошел в дежурную комнату и сказал:

– Кончай, давай! Сколько можно?

– Заканчиваю, – блаженно улыбнувшись ответил физик. Положил трубку на аппарат, вытащил из кармана сотню и протянул дежурному.

Так сказать, с заначкой расстался.

Милиционер радостный до ушей был. Нарушитель никакой квитанции о штрафе не потребовал. Махнул на прощание ладонью и был таков. Только рано дежурный радовался…

На следующий день на отделение милиции пришел счет с умопомрачительными цифрами. За международные переговоры с Израилем. Да плюс наценка за представленные удовольствие, которое оказали еврейские девушки из фирмы телефонных секс-услуг.

– Кто звонил в Израиль? – грозно спросил начальнику управления внутренних дел у бывшего дежурного.

Тот лишь пожал плечами.

– Ах, не знаешь! Ну, тогда тебе и придется платить из собственного кармана. В твое ведь дежурство велись переговоры. – И как стукнет кулаком по столу, – Тебе, что капитан, мало своих, городских проституток!

А ядерщик человек находчивым оказался. Пока над ним милиционеры подсмеивались, он еще и теще во Владивосток успел позвонить, здоровьем поинтересоваться. Междугородний разговор через две недели выяснился. Но его списали на оперативную милицейскую необходимость. Сжалился начальнику УВД к своему подчиненному…

2000 г.