Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

НЕ ДЛЯ ПРОТОКОЛА

Однажды в своем очередном интервью мэр Москвы Ю. Лужков сказал, что в спорте нельзя быть неискренним и поэтому иногда приходится употреблять довольно-таки непечатные выражения. Правда, обмолвился городской голова, дескать, мат в устах настоящего спортсмена никогда не направлен по отношению к какой-либо конкретной личности. Ну, не попал игрок мячом в кольцо, ворота, не смог удержать на вираже мотоцикл, не дотянулся до теннисного мяча и в сердцах вылетает «… твою мать»!

Надо сказать, что матерятся спортсмены почти во всех видах спорта – на беговых и водных дорожках, в волейболе и баскетболе, на стрелковых стендах и на гимнастических коврах. Ругаются даже в таком интеллигентном виде спорта как большой теннис.

И что интересно: карают за нецензурщину в большом теннисе наиболее жестко в денежном выражении. И судьи-цензоры здесь работают четко и безжалостно. К тому же они хорошо знают, кто из теннисистов любит употреблять нелитературные выражения. А некоторые рефери в

оде матча даже ожидают матов от конкретных игроков. Ведь пошлет словесно куда подальше теннисист корт, ракетку, погоду и за свою нецензурную эмоциональность поплатится большими деньгами. А если пошлет соперника, судью или его помощника в матче, допустим, на Уимблдоне – может и вообще не получить призовых денег – все уйдет на штрафы в фонд развития «Большого шлема».

Примеров – множество.

Джиму Курье не понравился судья, и теннисист сказал все, что он о нем думает, употребив пару крепких слов. В итоге налетел на штраф в 1500 долларов. На такую же сумму был наказан Поль Хаархус. Тоже судью послал на веселые буквы. Штрафовали Макинроя-младшего, Андре Агасси, Патрика Кюнехена…

Но то, что запрещено теннисистам, разрешено судьям. Те не только не раз повторяют устно все сказанное в свой адрес, но и письменно протоколируют нецензурную брань.

Итак, все судьи не только следят за ходом и перипетиями игры, но и внимательно слушают, что говорят спортсмены. И как только кто-нибудь крупко выразился, как тут же следует донесение судьи на вышке главному рефери соревнований. Затем на солидном бланке выражение протоколируется для истории и потомков: какой игрок, в каком матче, на какой минуте произнес бранные слова. Указывается матерное слово и его адресат. Правда, на английском, потому в протоколах чаще всего фигурируют выражения типа «фак ю».

Благо российские игроки никогда не наказывались – умеют держать язык за зубами. Но меня долгое время волновал вопрос: хватило бы места в штрафном протоколе, чтобы занести слова разочарований, если бы в полуфинальном памятном матче на Кубок Девиса Андрей Чесноков проиграл в финале? Помните пятичасовой матч? Наша сборная тогда висела буквально на волоске!

1996 г.