Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ ОБОЛЬСТИТЕЛЬНИЦА

Новая соседка по коммунальной квартире Любка уже через неделю после вселения начала агрессивную атаку на чужого мужа. Парня слабого волей и морально неустойчивого. «Кофейку, Вадик? Или вот печеньица отпробуй! А может рюмочку коньяку? У меня дагестанский».

Вадик, словно губка впитывал заигрывающие взгляды наглой девки и не отказывался ни от кофе, ни от печенья, ни тем более от коньяка. Не отказался бы и от самой Любки, девки без стыда и совести. Не отказался бы, если бы не столкнулся с силами сдерживания в лице собственной жены. Ах, как она мешала налаживанию тесного контакта и взаимопонимания между соседями по коммунальной квартире!

А Клара, законная жена Вадима, сразу уразумела, что спасения мужа от греховного падения – дело рук только его жены. Потому Кларой тут же была выработана действенная коммунальная политика. Во-первых, ни в коем случае не оставлять морально неустойчивую парочку наедине. Во-вторых, скомпрометировать соперницу во что бы то ни стало. В-третьих, показать, кто на всем плацдарме коммунальной площади настоящий хозяин.

Пункт «А» требовал поступления производственными принципами: и Клара стала систематически опаздывать на работу, принуждая мужа первым уходить из квартиры. Возвращались они домой исключительно вместе.

Но Любка продолжала упорно дожидаться своего счастливого момента. И он настал. В одно из чудных воскресений Клара всыпала в кастрюлю с Любкиным грибным супом изрядную порцию слабительного.

Спектакль закрутился сразу после обеда, когда голубки о чем-то романтично болтали на кухне, прожигая друг друга наэлектризованными взглядами.

Мощный электрический разряд в Любкиной утробе открыл первое действие. И дальнейший разговор не получился только потому, что совратительница вынуждена была каждые пять минут посещать туалетную комнату, откуда до Вадькиных ушей долетали мощные раскаты грома и протяжные завывания противовоздушной сирены. В это время Вадька краснел и курил одну сигарету за другой. И Клара, пару раз появившись на кухне, уловила в его глазах искры раздражения и негодования. Наивная простота – он еще на что-то надеялся! Как он плохо знал способности своей жены!

Словом, акт компрометации соперницы проходил по составленному ранее плану, без сучка и задоринки. Оставалось нанести последний удар – мощный и сокрушающий.

Когда Любка в очередной раз кинулась к дверце сортира, та оказалась запертой изнутри. Клара, прочно оседлав унитаз, читала занимательный детектив. Любкины мольбы о помощи не возымели понимания. Клара отвечала: «Я тоже какать хочу!»

Единственным Любкиным спасением была собственная комната с какой-нибудь объемной посудиной, готовой сойти за «ночную вазу». Но не тут-то было! Комната оказалась запертой на ключ, который хитрая Любка всегда оставляла в замочной скважине с наружной стороны двери. На этот раз ключа в замке не оказалось.

Торжественный раскат «кремлевских курантов» в Любкином животе известил, что времени на удержание практически не осталось. Несостоявшаяся обольстительница снова повисла на ручке туалетной д

ери. Она уже не обращала внимания на Вадьку, плакала, стучала в дверь кулаками. И все свершилось…

Вадька, зажав нос двумя пальцами и с высокоподнятой головой, стараясь не глядеть, перешагнул через смазливую соседку и скрылся в собственной комнате. Через несколько секунд дверь туалета распахнулась и через поверженную соперницу перешагнула Клара – настоящая хозяйка положения. Перешагнула торжественно и молча.

2000 г.