Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

КАК НИКОЛАЙ II ОТ УЗКОКОЛЕЙКИ ОТКАЗАЛСЯ

Как-то в одной газете «напоролся» на дискуссию, где ученые спорили, какой фаллос считать нормальным, какой макро, а какой мини. Вывод сводился к тому, что нормальный член в возбужденном состоянии имеет длину от 12 до 18 сантиметров. Все что меньше – мини. Что больше – макси.

Пока наши современники спорили, над этой животрепещущей проблемой во времена становления экономического рынка, мне вспомнился исторический факт по этой же проблеме, который был решен в течение нескольких секунд. И не только решен, но и, будем надеяться, на многие десятилетия своеобразно увековечен в одном из грандиозных инженерных сооружений.

А дело было так.

Кто когда-нибудь путешествовал по железной дороге в сторону западноевропейских стран, знает, что состав всегда останавливается на границе бывшего СССР, после чего на вагонах меняют колесные пары. Сведущие люди знают, что колея нашей дороги на 18 сантиметров шире, чем ширина капиталистического полотна. А история такой нестыковки уходит корнями во времена царствования Николая 2. Да и то, если бы не баловался император нецензурными словечками, то российские граждане при переезде через границу до сих пор никаких задержек в пути бы не знали. А все дело в том, что когда царю принесли проект первой национальной железной дороги в сторону запада, то проектировщики, желая знать мнение государя, поинтересовались: может быть, стоит полотно сделать шире, чтобы могучий русский человек мог путешествовать не в стесненных условиях? Император то ли не в духе был, то ли понадеялся на понятливость инженеров, но только написал на проекте такую фразу «На хер шире».

Это теперь историки утверждают, что фраза без вопросительного знака в конце стала результатом рассеяности царя. А тогда перечить государю никто не осмелился, инженеры узнали у врачей истинный размер мужского члена в состоянии эрекции и на эту длину – 18 сантиметров – расширили ширину полотна железнодорожного пути. В итоге получилось, что именно по вине царя вышла нестыковочка.

1996 г.