Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Рассказы и правдивые истории о недвижимости


Назад

НОСТАЛЬЖИ

– Вы только не пугайтесь, – наставлял риэлтор покупателя, – Квартира, как вы и просили – трехкомнатная, на четвертом этаже сталинского дома, все комнаты раздельные, большая кухня с окнами во двор, просторная лоджия, метро в пяти минутах ходьбы…«- А чего я должен пугаться?! – перебив брокера, с непониманием вопрошал клиент, – Там что, психи живут?

– Нет-нет, что вы! Очень даже приличный человек, довольно состоятельный. Разве что малость своеобразный… И квартира у него тоже своеобразная…

Риэлтор резко повернул рычаг механического звонка, который отозвался скупым брюзжанием. Своеобразный хозяин лет пятидесяти, с пучком длинных поседевших волос, перетянутых резинкой, в потертых джинсах с подтяжками и в байковой клетчатой рубахе открыл дверь. Жестом пригласил в прихожую, которая обдала гостей тяжелым запахом масляной краски. Только после некоторой акклиматизации в тусклом свете лампочки можно было разглядеть, что панели стен в прихожей выкрашены в мутно-зеленый цвет. На полу стоял ящик вроде сундука, над которым была прибита решетчатая вешалка с большими фигуристыми крючками в стиле 60-х годов прошлого столетия.

Угадав в госте очередного покупателя, хозяин квартиры привычно взвалил на себя неблагодарную роль экскурсовода.

– Вот холл, – говорил он, театрально обводя пустое помещение рукой, – 14 квадратов, паркет новый, дубовый…

От паркета попахивало мастикой, к тому же он был скользким, от чего риэлтор и гость почувствовали себя неуверенно и постарались, как можно быстрее проскочить это помещение.

Гостиную украшал древний диван с засаленной тканью, который стоял на тонких, цилиндрических ножках. Кресла, видимо, входили в единый с диваном гарнитур, лак с подлокотников давно стерся, оставив зачищенные до плеска проплешины. Спальня обрадовала пустой кровью с огромными блестящими набалдашниками на спинках и панцирной сеткой. Капитальные филенчатые двери во все комнаты, выкрашенные в коричневый цвет, были из той самой эпохи, когда советский народ покончил с гитлеризмом.

Что касается ванной и кухни, то эти помещения обладали особой аурой и обстановкой. Эмаль огромной чугунной ванны от старости окрасилась в рыжий цвет, душевая колонка крепилась к стене намертво, пузатый титан, каким комплектовались первые черемушкинские хрущовки, гарантировал горячую воду в любой сезон. Стены были украшены квадратной белой плиткой, трещины на которой напоминали паутину. Из стены, словно рычаги, торчали два бронзовых крана. Точно такие же краны были установлены и над эмалированной металлической мойкой на кухне, стены которой имели такой же лягушачий цвет, как и в прихожей.

Шокированный обстановкой гость без приглашения опустился на табуретку и через потрескавшиеся стекла, посмотрел в окно, где с веток дерева на него, словно насмехаясь, глядела черная ворона: ну что, получил, квартирку?

– Я куплю у вас квартиру за названную цену, – наконец произнес покупатель, – Но только после того, как здесь будет произведен надлежащий ремонт.

Хозяин, словно не поняв смысла сказанного, бросил взгляд на риэлтора и кивнул в сторону гостя:

– Он в своем уме? – риэлтор обреченно опустил подбородок, – Какой ремонт! Не прошло и двух месяцев, как в квартире был сделан генеральный ремонт, за который я выложил почти сто тысяч зеленых!

– Сколько? – потенциальный покупатель даже приподнялся от наглой лжи, – Все, что здесь находится, даже на свалке не сыщешь!

– Вот именно, не сыщешь! – поправив хвостик, с гордостью отозвался хозяин, – А мне сыскали. И титан, и бронзовые краны, и сундук, и даже коричневую краску для дверей – в одной из сельских больниц.

После этой тирады у гостя округлились глаза:

– Ремонт в стиле…

-»Минимализм совьетик «, – подсказал хозяин.

– Но зачем вам это надо?!

– Во-первых, стиль входит в моду. А во-вторых, – ностальгия по тем временам, когда я работал рядовым инженером с окладом 110 рублей, – он тоже посмотрел в окно на ворону, которая, казалось, была его лучшей подругой. И только потом, словно очнувшись от воспоминаний решительно спросил, – Ну так что?

– Я подумаю, – поднявшись, ответил гость и буркнул себе под нос, – Надо ж, совьетик… минимализм…

(Собственник)