Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

ПЕЛЬМЕНЬ

Вирабыч – хирург от Бога. Уважаемый на работе человек. Если случается сложнейшая операция – делает ее, как правило Вирабыч. Конечно, незаменимых людей нет, и в клинике есть и молодые врачи, кто мог бы провести операцию на высоком уровне. Но и пациенты и коллеги доверяют располосовать брюхо или грудину чаще всего Вирабычу.

А после операции Вирабыч заходит в ординаторскую, устало садится на стул и из мензурки наливает полстакана спирта. Ровно сто граммов. За успех. За спасенную жизнь. Водку Вирабыч не пьет. Как никак, водка – есть разведенный водой спирт. А все то, что разводится – ничего хорошего не приносит. И руки у многих хирургов уже к сорока годам начинают дрожать только потому, что они игнорируют спирт. А если начинают дрожать руки – то хирург кончился. Остается лишь два пути – либо идти на пенсию, либо менять специализацию.

Только один человек на свете не уважает Вирабыча. Это – теща. Нет-нет, она ни жестом, ни мимикой, ни словами не показывает того, что зять любимой дочери ей не по душе. Как кажется Вирабычу, она его просто ненавидит. За то, что он гол как сокол и его зарплаты не хватает, чтобы обеспечить семью всем необходимым. За то, что днюет и ночует в своей засраной клинике. За то, что не в меру жрет спирт даже тогда, когда вся семья усаживается за праздничный стол. Наконец, за то, что также тихо ненавидит ее, тещу. В Новогодний вечер рядом с двумя бутылками шампанского на столе появилась и поллитровка спирта, закрытая самодельной пробкой. Это Вирабыч, достав свою дозу из кармана праздничного костюма, водрузил бутылку на стол.

Теща поморщилась, но, чтобы скрыть недовольство и раздражение, засуетилась:

- Пельменчики! Щас подам пельменчики!

Стрелки приближались к двенадцати. Все уселись за стол, грохнула пробка из-под шампанского. Вирабыч наполнил бокалы тещи и жены. Затем взял спирт и налил себе. Как всегда – ровно полстакана.

Теща хмыкнула:

- Ну ты хотя бы на Новый год, можешь сделать глоток вина?

- Не могу, – отрезал Вирабыч. – Профессия не позволяет.

Часы на Спасской башне загрохотали, и Вирабыч дотронувшись стаканом до бокалов тещи и жены, опрокинул спирт в рот. Наколол пельменчик – спирт лучше закусывать горячим. Правда, это второе правило он не всегда мог соблюдать.

- Профессия не позволяет! – поставила пустой бокал теща и ни с того ни с сего завелась, – А что дает тебе эта профессия? Деньги? Состояние?

- Удовлетворение, – спокойно ответил хирург и добавил, – И уважение. К сожалению, не ваше.

- Успокойтесь, мама, – попробовала разрядить напряжение дочь и жена в одном лице. – Праздник же!

- Это у него праздник, – ткнула пальцем в Вирабыча теща, – А у тебя – тризна. Не могу смотреть, как третий Новый год подряд ты справляешь в одной блузке и юбке.

- А вы не смотрите. Лучше закусывайте. – съязвил Вирабыч и с ненавистью подумал: «Хоть бы ты скорее сдохла!»

Зря многие думают, что Дьявола нет на свете. Дьявол есть, и он услышал Вирабыча.

Теща наколола пельмень, рывком забросила его в рот и хотела что-то ответить Вирабычу. Но не смогла – пельмень застрял в горле. От нехватки воздуха она вытаращила глаза и, уронив вилку, как наседка замахала руками. Вирабыч профессионально определил: через три четыре минуты можно констатировать смерть.

Дочь уже вовсю колотила старуху по спине, но пельмень засел прочно.

- Ну сделай же что-нибудь! – обратилась она со слезами к Вирабычу.

Впервые он налил в стакан чуть больше ста граммов спирта.

- А что я могу? Надо неотложку вызывать.

- Так вызывай!

- Пока они приедут будет уже поздно. Но все равно звони…

Услышав его слова, теща свалилась со стула. Опять же впервые Вирабыч не допил, оставив на донышке немного спирта, и, даже не закусив, поднялся.

- Найди самый острый нож и стержень от шариковой ручки, – приказал он жене.

Перешагнув через тещу, прошел в ванную и тщательно вымыл руки.

- Что ты собираешься делать? – подавай кухонный нож, спросила жена.

- Операцию.

Ловким движением он сделал надрез трахеи на горле старухи ниже того места, где застрял пельмень. Затем в стакане с остатками спирта промыл отрезок стержня от шариковой ручки и вставил его в надрез. Теща задышала…

«Черт побери! – подумал Вирабыч, – Наверняка, вместе с Дьяволом существует и Господь. Иначе кто бы командовал его мозгами и рукой с кухонным ножом.»

Через несколько минут в дверь позвонили – на вызов примчалась бригада скорой помощи.

Молоденькая врач, увидев прооперированную, окровавленный кухонный нож и самодельный катеттор в горле, ахнула:

- Такое не может быть!

- Деточка! – сказал Вирабыч, отмеривая в стакан свою обычную дозу и с неприязнью поглядывая на тещу – Я и сам не думал, что такое может быть. В больнице застрявший пельмень извлекли. И через три дня теща была уже дома.

1999 г.