Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

ПО ЩУЧЬЕМУ ВЕЛЕНЬЮ…

Тихонов возвращался домой с рыбалки.

Несколько часов подряд он кидал спиннинг, а выловил только небольшого щуренка. Тот так на него смотрел жалкими глазами-кнопками, что Тихонов, освободив из пасти блесну, бросил его в воду и стал сматывать спиннинг. Ловить расхотелось. А очумелый щуренок, несколько минут полежав на поверхности воды, отошел от шока, с благодарностью хлестнул по воде хвостом и был таков. Теперь Тихонов, вспомнив про сказку «По щучьему веленью» выдавил жалостливую улыбку.

Тихонов поднялся на пригорок и, мысленно фантазируя о чем бы он на месте Емели попросил щуренка, вышел на шоссе, но тут же сделал два шага назад. Ревя мотором на него летела мощная автофура. Поток расколотого грузовиком воздуха обдал Тихонова, дорожная пыль забила глаза и когда рыбак-неудачник проморгался и открыл очи, прямо перед собой увидел огромную картонный ящик. Тихонов догадался, что коробка вылетела из кузова грузовика.

«Ай, спасибо, щуренок! – сказал про себя Тихонов и присев на корточки, прочитал иностранные буквы на русский манер – «Сондом».

«Сондом, сондом, сондом, – вертелось в голове Тихонова, – Чтобы это могло быть?». Любопытство так разбирала, что Тихонов, обхватив коробку двумя руками, как в молодые годы, снова поскакал вниз с пригорка. Выбрав солнечную полянку он трясущимися руками разодрал картонные крышки и заглянул внутрь. Пространство ящика заполняли прямоугольные коробки с той же интригующей надписью на каждой. Тихонов вынул одну из коробок и, все еще шепча слова благодарности щуренку, быстро открыл ее. Коробка в свою очередь была наполнена продолговатыми золотистыми упаковками, в которых, словно огромные таблетки, хранились какие-то кругляши. Тихонов распечатал кругляш, вытащил эластичную резинку, так похожую на прокладку для масляного фильтра на «Москвич» и застыл в оцепенении: от «прокладки» исходил приятный земляничный запах.

«Вот тебе и Сондом», – подумал «счастливчик» и обозвал щуренка сукой.

Повертев «прокладку» в руках, Тихонов сообразил, что резинка разматывается. Теперь рыбаку не составляло большого труда догадаться о предназначении резинотехнического изделия. Он стал счастливым обладателем целого ящика презервативов.

Хотя Тихонов вот уже два года как не брал в рот ни капли спиртного, в данную минуту он бы заглотил целый стакан водки. Такого нервного напряжения он давно уже не испытывал. «Что же делать с этой прорвой презервативов?» – постарался успокоиться Тихонов и стал вынимать из ящика его содержимое. Подошло время арифметики. Всего в ящике было 45 коробок. В каждой коробке хранилось по десять упаковок. В стерильную упаковку было закатано по 10 «сондомов». После непродолжительных подсчетов Тихонов понял, что в один момент разбогател на четыре с половиной тысячи импортных презервативов. Кому скажи – не поверят!

Но куда их? На его долю этого добра должно хватать до конца жизни. И Тихонов снова занялся подсчетами. Ему только-только исполнилось сорок пять. Если использовать по два «сондома» в неделю, как практиковался секс у Тихонова с его женой Нюрой, то за год будет использовано всего лишь 104 «сондома». Не больше. Тихонов никогда не считал себя половым гигантом, да и в Нюре никогда не замечалось сексуальной распущенности. Ночная жизнь осуществлялась планомерно. Значит, презервативами Тихонов был обеспечен на сорок три года вперед. И хотя он никогда в жизни не пользовался предохранительными резинками, было решено начать новую жизнь. Он с трудом поднял ящик и зашагал домой.

Приветливо встретив рыбака, Нюра бросила удивленный взгляд на ящик.

– А это и есть твой улов?

– Это и есть улов, – подтвердил Тихонов и сразу решил поставить все по своим местам. – Вот, рыбы не наловил, зато нашел целый ящик презервативов. С фуры свалился.

– Что же ты не догнал грузовик? – поинтересовалась Нюра.

Тихонов осердился:

– Ты хоть думаешь о говоришь! В ста метрах от происшествия – автобусная остановка. Куча народу. Теперь представь: несется фура, а на глазах у всего честного народа бегу я с ящиком презервативов! Да весь поселок целый год со смеху подыхать будет!

– И то верно! – Нюра даже отшатнулась от испуга. – Так что нам с ними делать-то, Тихонов?

– Как что, будем использовать. Я уже подсчитал – хватит на сорок с лишним лет.

– Раньше надо было думать. – Нюра до слез рассмеялась, – А теперь мне уже не надо предохраняться!

«И правда!» – вдруг стукнул себя по лбу Тихонов и вспомнил о трех дочерях, которые лихо повыскакивали замуж и уехали в областной центр, оставив родительское гнездо.

– Так что же делать? – теперь уже озаботился незадачливый рыбак. – Раздать соседям и знакомым?

– Отрезвей, Тихонов! Сам будешь разносить или мне прикажешь? Неси-ка его туда, где нашел. Авось недосчитаются ящика-то и вернуться обратно.

И Тихонов отнес. По дороге на чем свет стоит материл щуренка «за услугу». Только оставил ящик не на дороге, а возле санатория. Ведь их поселок тем и славился, что имел значение лечебного курорта. А отдыхающим такой подарок вполне сгодится. Вон сколько парочек вокруг озера бродит. Порой и рабы от криков пугается…

1999 г.