Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

ПОДПОЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Один мужик водку самопальную делал. Ну, уж, конечно не для себя. На продажу. Благо, не только его жена, но и теща работали продавцами в коммерческом магазине и частенько вместо сертифицированной водки «впаривали» свою, самопальную по той же цене. Так что ящик-другой подпольной водки с этикеткой «Русская» за день распродавался. Как и в былые времена: из-под прилавка.

Просит, к примеру, уже подвыпивший покупатель бутылочку, а мужикова родня ему вместо качественной самопальную подсовывает. Разве существенная разница в том, каким пойлом ему требуется догнаться и принять скотский вид?

А подпольное производство «ханки» (в данном случае слово «сорокоградусной» было бы неуместным) представляло собой очень даже простую технологию. В сорокалитровый бидон, в каких молоко перевозят, мужик заливал пятнадцать литров технического спирта и двадцать пять литров воды. Из-под крана. Небольшим веслом от резиновой лодки перемешивал содержимое и половником разливал по бутылкам. Пойло, конечно, выходило отвратительное. Но хорошо жить-то всем хоца.

Ну, нет. Не всегда все гладко выходило. И рекламации случались. Как правило, раз в неделю к продавцам за некачественный товар предъявляли претензии. Недовольные качеством покупатели кричали, угрожали, размахивали кулаками. И если быстро усвоившая рыночные порядки жена легко могла уладить конфликт, то у тещи, старого торгового работника, это не всегда получалось. «Сам дурак!» – отвечала она разгневанному покупателю и наотрез отказывалась возвращать деньги.

Чтобы сократить число жалоб и скандалов, мужику пришлось вмешаться в рецептуру. Теперь в каждую бутылку добавлялась таблетка димедрола. Хрястнул выпивоха стаканчик и сразу крепко уснул. А на другой день уже не только не помнит, какого качества он водку пил, но даже в каком месте ее брал сказать не может.

Но все-таки из-за жадности своей тещи и погорел мужичок.

Однажды в магазин налоговый инспектор с товарищем заглянул. Пьяненькие уже. Напустил на себя государственный чиновник важный вид, дескать, если его бесплатно не угостят, то тут же найдет он массу правонарушений, и «лавочка» закроется. А теща-жадюга вместо того, чтобы ублажить инспектора и снабдить его качественным товаром, подсунула водку самопальную.

По какому сценарию у них там проходила пьянка – никто не знает. Только утром на другой день в магазинчик ворвались люди в масках во главе с тем самым инспектором. И давай шмонать ящики со спиртными напитками. Без труда под прилавком нашли самопал и поставили прямой вопрос: не скажете откуда – сидеть вам года три на тюремных нарах. Теща и так и эдак, но через четверть часа сыщики уже знали всю подноготную подпольного производства. Ну, согласитесь, какая теща всегда довольна своим зятем? Конечно, тут же вспомнились старые обиды, и она без тени смущения вложила зятька. Он, мол, самопалом занимается и требует, изверг, чтобы женщины это пойло через торговую сеть реализовывали.

Налоговики застали мужика как раз в тот момент, когда он лодочным веслом перемешивал в бидоне горючую жидкость.

– Ага-а-а, – блаженно протянул инспектор, – Вот ты и попался, теневик. Подрыватель государственной монополии. Ну-ка, расскажи, из каких компонентов твоя водочка состоит и почем продаешь опиум для народа?

– Мужик сразу сообразил, что дело пахнет керосином и по чьей наводке к нему нагрянули блюстители закона. То, что застали во время производственного процесса – это еще не беда. А вот если докажут, что пойло специально делалось для продажи – пиши пропал.

– А что тут такого? – спокойно передернул плечами водочный магнат, – Для себя делаю. Для собственного, так сказать, потребления…

– Вот это все! Для себя? – обвел глазами инспектор сотни бутылок и несколько бидонов с не разлитым самопалом.

– А что тут такого удивительного? Пью я много и часто. Да к тому же дочку замуж выдавать собираюсь. А, сами понимаете, какая свадьба без водки и баяна?

– А как же твоя водка на прилавок попала?

– Так то – теща ворует. Прямо сладу с ней нет никакого. Предупреждал ведь – попадешься! А с нее, как с гуся вода…

Инспектор в раздумье немного помолчал, наконец ехидно улыбнулся.

– Говоришь пьешь часто и много?

– Беда! Ничего не могу с собой поделать, – развел руками мужик.

Тогда инспектор взял полулитровый половник, зачерпнул им из бидона и подал мужику:

– Пей!

– С утра? – поморщился мужик.

– Пей тебе говорят! Выпьешь – дело закрыто. Нет – поедешь в камеру.

… Проснулся мужик в больничной палате. Голова трещала. Язык – как дно птичьей клетки. А рядом – теща сидит.

– Оклемался, сучара?

Зять тут же все вспомнил и язвительно ответил:

– Это нужно еще подумать, кто из нас сучара. Что со мной?

– Острое отравление. Но лучше бы ты умер. – вздохнула она, – Похоронили бы как человека и все бы на тебя списали. А так, мне дело шьют. Незаконная торговля…

Мужик, как бы сочувствуя, скривил губы:

– И никак не отвертеться? Может быть, взятку дать?

– Пробовала уладить дело миром. Да инспектор на всех тещ в мире зуб имеет. Видать своя – в могилу сводит.

Мужик блаженно закрыл глаза…

1999 г.