Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Про "Русский бизнес"


Назад

ПОЕЗДУШНИКИ

Сергей П. Был опытным поездушником. На заре своей молодости, занимал место в купе поезда, который, как правило, следовал в сторону южных курортов страны. Если интересовались, представлялся соседям спортсменом – мастером спорта по гребле на каноэ. Для убедительности возил с собой огромную спортивную сумку, а хилые плечи «гребца» закрывал импортный тренировочный костюм. Впрочем, сумка служила не только в качестве убеждения о его спортивных наклонностях. В случае необходимости, когда с чужим чемоданом шагать по вагонам или железнодорожному перрону было рискованно, он носил чужие вещи в той самой сумке.

Чистил чужие чемоданы Сергей П., как правило, после того, как следующие в курортную зону довольно не бедного десятка пассажиры, засыпали мертвецким сном после внушительной дозы алкоголя. Иногда Сергею П. Даже не приходилось выставлять на стол собственную водку, чтобы дружной компанией отметить «победу в соревнованиях». У пассажиров имелась своя бутылочка-другая, и как только поезд трогался, в купе начиналось буйное веселье. Не часто же человеку выпадает время побывать и оттянуться на юге страны. А оттягиваться начинают уже в поезде. Опытному поездушнику всего дел-то остается: взять чужой багаж, выйти на первой станции и пересесть в другой поезд, следующий в обратном направлении.

Но после первой отсидки, когда в «гребце на каноэ» обворованные пассажиры узнавали своего соседа по купе, Сергей П. зарекся ездить с жертвами в одной «каюте».

Личный опыт и постоянно совершенствующая практика показали, что расслабившихся пассажиров можно до нитки обирать, даже занимая купе в другом конце вагона. Так было, когда Сергей П. вместе со своим напарником по бизнесу сопровождали от Москвы до Нижнего Новгорода министра судостроения Ирана. Напарником высокопоставленного лица был лишь переводчик. Член иранского кабинета министров с напарником занимали двухместное купе в спальном вагоне. Точно такое же купе в том же вагоне было предоставлено и в распоряжение Сергея П. И если иностранный гость мог на несколько часов расслабиться и отдохнуть, то поездушники, наоборот, были внимательны с той самой секунды, когда поезд отошел от московского перрона. И не напрасно. Момент для настоящей работы представился Сергею П. и его подручному за полчаса до прибытия в пункт назначения. Министр и переводчик, перекинув полотенца через плечо, оба направились к туалетной кабинке. На свою беду не заперли дверь купе. Сергею П. хватило нескольких минут, чтобы обследовать не только пиджак иностранного визитера, в котором был найдет бумажник с долларами, но и осмотреть чемодан с важными правительственными договорами и соглашениями.

На нижегородский перрон иранец сошел без копейки в кармане: четыре тысячи долларов как корова языком слизала. Благо, встречающие почетного гостя, знали, что нужно делать в этом случае. Сотрудникам железнодорожной милиции повезло: Сергея П и его подельщика задержали в здании вокзала. О том, что именно он обчистил карманы иранца говорили не столько две тысячи долларов, сколько зажигалка иностранца. А на допросе поездушники признались, что еще две тысячи были ими спрятаны в поезде. Под потолком купе в осветительном приборе. Извлечь деньги они мечтали на обратной дороге…

Со времен столыпинских вагонов основой поездного криминала остается воровство. Опытный пассажир закрывает купе, когда в вагон врывается шумная стая цыган. Если это плацкарта – держи глаз востро – можно потерять висящую с краю от прохода одежду, недосчитаться сумки или косметички, которые лежали на верхних полках. Старожил вагонных переездов ляжет спать не к окну головой, а к двери купе и закроется не только на замок, но и на «собачку», под которую обязательно подсунет катушку с нитками. Лишь в этом случае сбить запор просунутой под дверь линейкой будет трудно. Умудренный опытом путешественник никогда не надеется на чуткость своего сна: перед грабежом в вентиляционную щель могут прыснуть снотворным спреем, вдохнув который все члены дружного купе, отрубаются не меньше чем на пару часов. Наконец, опытные пассажиры всегда стремятся купить билет на нижнюю полку, чтобы спать на крышке рундука, которая закрывает личные вещи. Если вы покоитесь на верхней, а вещи припрятали внизу, то обладатель нижнего места и может оказаться заправским поездушником. Тогда не стоит беспокоится: сойдет он на тихой ночной станции вместе с вашими чемоданчиками. Впрочем, о двух последних заповедях стоит поговорить обстоятельнее.

Один опытнейший пассажир из стана журналистов рассказывал: «Как-то по дороге в Москву я попал четвертым в купе к трем кавказцам. Они пили вино и говорили по-своему. Ничего привлекательного на ближайшие сутки это соседство не сулило, тем более что в купе поминутно заглядывал их небритый земляк. «Братан, – обратился он ко мне, – давай поменяемся. Я тут за стенкой еду, а ты все равно один».

Купе «земляка!» кроме верхней полки было сплошь забито какими-то коробками. В коробках что-то тикало. «Э, не смотри так, там не бомба. Везу будильники в Москву продавать».

Я перебрался, нарушив сразу три заповеди опытного путешественника. Лег наверх, сумку, за неимением другого места, пристроил на п

лке для одежды. Как уснул не помню, но произошло это мгновенно. Проснулся в полночь от резкого толчка: поезд стоял. В голове шумело как после пьянки, открытый рот был обветрен. Первое, что бросилось в глаза – приоткрытая дверь купе. Куртка висела на месте, на месте были и коробки. Не было только сумки с деньгами и документами. Я метался по вагону как обожженый, и надо было видеть презрение на сонном лице девки-проводницы. А через минуту уже сама с полными тревоги и страха глазами, выбежала в коридор: «Нас траванули!» – закричала она. В поезде «Москва – Саратов» в купе к двум братьям подсела девица лет восемнадцати. «Есть здесь джентльмены, готовые уступить нижнюю полку?» Вскочили оба, но гостья выбрала младшего. После чая троица дружно уснула. На утро братья не обнаружили ни попутчицы, ни своих сумок, оставленных под девицей. Анализ остатков чая на дне стаканов выявил порядочную дозу клофелина, от которой уснула бы и слониха.

Клофелинщики в поездах – настоящее бедствие для радушных с открытой на распашку душой пассажиров. Сценарий деятельности воров-клофелинщиков довольно-таки прост: зайти, опять же «по-соседски», к кому-нибудь выпить, подкапать в стаканчики снотворного зелья, от которого человек, как известно, выпадает из реальности на несколько часов.

Был случай, когда у четверых бизнесменов таким способом сперли 25 тысяч долларов. Направляясь поездом в город Киров, предприниматели были осторожны и следили во время пьянки во все глаза, чтобы им ничего не подливали. Но грабители взяли стаканы под видом того, чтобы помыть их. И помыли… Бизнесмены заглянули в стаканы – емкости были действительно чисто вымыты. Ну, капельки воды в них – так это вполне естественно. Но среди капелек в каждом стаканчике уже были миллиграммы славной жидкости без цвета и запаха. Пирушка после этого продолжалась недолго. В целом отношение проводников с дорожными воришками можно назвать мирным сосуществованием. В бригадах ведь понимают: окажешься поперек дороги у поездушников, накажут. Причем не исключено, что по линии начальства.