Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

О ПОЛИТИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДАХ

Теща была за Зюганова. Зять – за Жириновского. Дочь и жена вообще ни за кого не была, да и дети поддерживали ее позицию. Понимали, что ни при Жириновском, ни при Зюганове достатка в доме не прибавиться. И к предстоящим президентским выборам относились с полным спокойствием, заранее решив, что голосовать никуда не пойдут. Лучше выспаться и отдохнуть в этот день. Единственное, что мешало спокойно жить женщине, так это постоянные стычки между матерью и мужем на почве политических взглядов.

– Так за кого ты, старая, голосовать-то пойдешь? – спрашивал накануне выборов зять свою тещу.

– А то не знаш! Уж не за твоих фашистских молодчиков! За коммунистическую партею голосовать буду!

– А я тебя, вонючую коммуняку, в доме запру!

– А вот видел! – вытягивала в сторону зятя кукиш теща, – Руки коротки. У нас – свобода волеизлияния!

– Запру, гадина. Как пить дать запру!

Теща подпрыгивала еще ближе к зятю и показывала сразу два кукиша, мол, не имеешь права.

К вечеру накал политических страстей достиг самого предела. Зять, выпив пару рюмок накануне выборного праздника, стучал по столу и кричал, что сапог российского солдата все равно будет топтать Индийский океан. А теща, спокойно-таки подливая кипяток из чайника, не обращая внимания на предвыборные крики зятя, вслух мечтала, что уже через пару дней вся Россия будет увешана красными флагами, зятя посадят за тунеядство, все будут чтить Ленина и Маркса, а такие как он со своими сапогами будут топтать не Индию, а Колыму. Как при Сталине.

Надо сказать, что зятьку в молодости уже приходилось осваивать колымскую землю и при упоминании о ней нервы его не выдержали, и чайник с кипятком, словно бомба, обрушился на голову вредной старухи. В милиции долго объяснял, что нисколько не зарился он на тещину квартиру, а просто не сошлись они в своих политических взглядах. Но теща на допросе у следователя, сколько не упрашивала ее дочь, была непримирима к политическому противнику. Говорила:

– Какая политика! Давно мечтал убить меня, злыдень.

И злыдень получил три года. Правда, не Колымы. Условно и с поселением в отдаленном поселке.

Словом, коммунисты победили…

1997 г.