Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

ПРЕЗЕНТ

Наше туристическое пребывание в Таиланде заканчивалось и на следующее утро мы должны были вылететь обратно в Россию.

– Ты не составишь мне компанию? – спросила знакомая, – Я хочу прогуляться по рынку и купить мужу и друзьями какие-нибудь сувениры.

Моя знакомая – женщина интеллигентная и культурная. И я не раз замечал, как она теряется, когда сталкивается с грубостью, невежеством или обманом. На сувенирных и вещевых рынках Патайи обмануть могут в два счета. Поэтому я согласился стать ее защитником и телохранителем на время прогулки. Кстати муж ее тоже образованный человек, преподавал историю в московском институте и был немного помешан на изучении жизни буддийских монахов. В городах Таиланда есть торговые улицы, где можно купить практически все. От иголки до драгоценных камней. Впрочем, драгоценности предлагают повсюду, даже на пляже. Но я уже знал, что не стоит поддаваться на провокации: в 99 случаях из ста – это подделки. Продается и много другой всякой мишуры, которая называется экзотическими сувенирами.

Мы долго ходили по рынку, моя спутница покупала какие-то броши, веера, павлиньи перья и еще что-то. Я купил для себя стеклянную бутылку в виде мужика с большим тюрбаном на голове. В бутылку заливается спиртное, затем нажимаешь на тюрбан и «мужик» из полового органа отливает в стакан нужное количество содержимого.

Знакомая лишь фыркнула, не оценив моей покупки. На что я ответил, что каждый покупает себе сувениры в меру своей испорченности. Хотя в принципе я не видел ничего предосудительного в этом стеклянном мужичке. Просто занимательная безделушка, которую можно смешно использовать на какой-нибудь приятельской пирушке. Не более – не менее.

Она еще час таскала меня по многочисленным рядам, выбирая подарок для мужа. Ей хотелось подарить ему что-нибудь связанное с его увлечением. И на одном прилавке, за которым стоял средних лет таец, мы увидели не то статуэтку, не то игрушку, выполненную из полимера

Толстый буддийский монах сидел в чане с водой и, по-видимому, парился. Раскрашена статуэтка была безупречно. На лице монаха было в деталях выражено то удовольствие, которое он получал от купания.

Моя спутница вертела в руках сувенир, и я видел, что он ей явно нравится.

– Хау мэни? – спросила она у продавца стоимость сувенира.

Тот на ломаном русском ответил, что фигурка стоит сто долларов.

Цена, конечно, была завышена, и мы начали торговаться.

– Тридцать долларов, – качала головой моя знакомая, держа в двух руках сувенир, который был сантиметров пятнадцать по высоте и столько же по ширине.

– Сто, – стоял на своем продавец. – Монах с сюрпризом.

– С каким сюрпризом?- удивилась моя спутница.

– Он умеет встать, – сказал таитянин и показал, что, монаха можно вытащить из чана. Знакомая двумя нежными пальчиками взяла монаха за голову и стала медленно вытаскивать из чана. Видно было, что монах не желал расставаться со своей ванной и нужно было приложить немного усилий, чтобы вытащить его из емкости.

Торговец с еле уловимой улыбкой наблюдал за действиями покупательницы и одобрительно кивал: так, мол, так.

Когда монах в пальцах моей спутницы вылез до места, где показались волосики ниже пупа, я вдруг заподозрил что-то неладное.

– Оставь этот сувенир и пойдем, – сказал я.

– Да нет же, – отказалась знакомая и продолжала тянуть за голову человечка. В эту секунду монах словно подпрыгнул и с каким-то писком встал во весь рост. Из паха словно пружина распрямилась елда с указательный палец величиной, кстати, также очень искусно слепленная и разрисованная в самых тонких деталях.

– Фу, какая гадость!- всплеснула руками женщина и поставила монаха и чан на прилавок. – Мне такой сувенир не нужен.

Но продавец, казалось, только и ждал этого момента.

– Или покупать, или прятать х… на место. Сувенир сломан. – демонстрируя знания русского фольклора и без всяких тактических изысков твердо сказал продавец.

Я видел, что мою спутницу покоробили его слова. Но она взяла чан и фигурку монаха и постарались придать сувениру первоначальный вид. Но сколько пальцем она не поправляла длинную елду, та ни в какую не хотела прятаться в чан. Опять с писком выпрыгивала и звенела как пружина. Она сделал еще попытку и еще – ни в какую.

Толпа тыкала пальцами на бедную женщину, так легко попавшуюся на уловку тайца.

– Это мошенничество! – после очередной попытки спрятать пенис сказала моя соотечественница.

– Сто долларов или прятать х…, – сказал продавец и добавил, – Или звать полиция!

Надо было выручать соотечественницу. Я взял у нее части сувенира и принялся укладывать член на место. Бесполезно.

Толпа хохотала. Делать было нечего – я достал сто долларов и отдал тайцу.

Он не спеша спрятал баксы в карман и знаком попросил у меня распавшийся на две части сувенир. Затем нажал пальцем на одну из дощечек деревянного чана и она открылась. В щель он засунул член монаха и захлопнул дощечку. Затем упаковал сувенир в коробочку и отдал мне, показывая всем видом – всего делов-то.

… Между прочим, в самолете сувенир, ставший моим, ходил по рукам.

Все соглашались, что ста долларов он не стоит. Но когда монах вывалилвал наружу свой длинный и красивый член, а потом прятал его через щель, многие предлагали купить у меня эту игрушку. Давали даже сто пятьдесят. Но я не соглашался – пусть уж останется воспоминание о таиландском рынке.

А моя знакомая так ничего и не подарила мужу. После того, как я выкупил монаха, ее из торговых рядов как ветром сдуло.

1997 г.