Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

НАШЕЛ ПРИКЛЮЧЕНИЕ…

Крупенин, как говорят в народе, задницей чувствовал, что вся эта идея по мытью кухонных окон снаружи, закончится плачевно. Проживал Крупенин с женой и тещей на четвертом этаже крупнопанельного дома, и шанс свалиться вниз его не очень «климатил». Он всячески оттягивал опасную работу, о которой его попросила теща, до лучших времен. Но когда старуха совсем перестала с ним разговаривать, понял: дальнейшее промедление грому подобно.

Собравшись с духом, Крупенин решился. Но не знал, что опасность подстерегает его совершенно с другой стороны.

– Чем мыть-то? – спросил Крупенин у тещи и сразу обнаружил, как с лица старухи слетело гнусное выражение.

– Тряпочкой, Витюша, тряпочкой, – тут же засуетилась теща, – Я тебе в ведре мыльную водичку приготовлю…

– Тря-япочкой! – передразнил Крупенин «мамашу», – Тряпочками одни дураки моют…

Он вспомнил свои армейские будни и ротного старшину, который заставлял мыть окна в казарме губкой, а после натирать стекла обыкновенной газетой, смоченной ацетоном. Получалось – блеск! Тот самый старшина однажды даже разбил окно. Лбом. Подумав, что в раме нет стекла, сунул свою «бестолковку» в проем окна, и тут же на пол посыпались осколки. Благо козырек фуражки согнулся и предохранил голову от травмы. Вот как чисто дневальные надраивали окна газетами.

– А чем же, если не тряпочкой? – изумилась теща.

– Несите, мамаша, губку и старые газеты…

Израсходовав полпачки стирального порошка и пару ведер воды, Крупенин принялся с яростью рвать газеты, лихо комкал листы и, смочив их ацетоном, с не меньшим пылом тер стекла снаружи. Отработанный газетный материал с баскетбольной точностью попадал в мусорное ведро. Через полчаса вспотевший Крупенин спрыгнул с подоконника и бросил в «корзину» последний газетный ком.

– С вас, теща, литр пива.

– Да хоть два! – женщина не могла нарадоваться работой зятя. – Только ведро с газетами вынес бы в мусорный бак.

– Лети за пивом, мамаша, – ответил Крупенин и подумал: «Вот еще – тащиться на улицу с ведром!»

Когда теща поскакала в магазин, Крупенин вывалил содержимое ведра в унитаз. Вздохнул с облегчением, закрылся на шпингалет, снял штаны и уселся «подумать». Как обычно достал папироску, чиркнул спичкой и, подкурив, элегантным жестом с ловкостью фокусника-манипулятора, просунул горящую спичку между задней кромкой унитаза и своим копчиком. В ту же секунду произошло то, что у моряков называется запуском торпеды. После яркой вспышки Крупенин головой выбил дверь туалета и, держась за опаленную задницу, челноком заметался по квартире.

Так теща и застала зятька: без штанов и с опаленной задницей.

Пил пиво Крупенин после того, как вернулся из травмпункта. Стоя… Матерясь…

1999 г.