Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

ЧТО НЕ СДЕЛАЕШЬ РАДИ ЛЮБИМОГО?

Один российский прапорщик исполнял свой интернациональный долг. То ли в Афганистане, то ли Средней Азии, то ли вообще где-то на территории России, но в одной из мусульманских республик. Не в этом дело. А в том, что прапорщик по уши влюбился в мусульманочку. И что не вероятно – она его тоже полюбила. Прапорщик был парень что надо – рожа кирпичом, бицепсы, словно кислородные подушки, могучее тело. Одним словом – парень герой. И дивчина ему под стать – статна как газель, черноглаза, мастерица на все руки. А скромна-а-а! В России такую скромницу можно отыскать разве что в непроходимой тайге.

Но что ни говори, а в отличие от нашего героя-прапорщика, по его мнению не имевшего вообще никаких недостатков, у невесты было сразу два изъяна. И очень существенных. Во-первых, она была иной веры – мусульманской. А во-вторых, звали ее Кангмалингжанова Сирун. То, что девушка носила фамилию Кангмалингжанова – полбеды. При бракосочетании непременно возьмет фамилию мужа. А вот с таким именем – в России могут быть проблемы. Что поделаешь, ну у тех мусульман даже не то что есть такие и

ена, а очень даже распространены. Как у нас в России, Наташки, например.

Но у прапорщика-то – настоящая любовь. Плевать ему на иное вероисповедание и тем более на имя невесты. Он ее с первого дня знакомства звал вовсе не Сирун, а Светочка. В общем после исполнения своего интернационального долга привез прапорщик мусульманскую девку в район дислокации своей части, привел к своим родителям, которые к счастью, жили почти рядом и представил невесту:

– Знакомьтесь мама и папа, это – Сирун, невеста моя ненаглядная.

У папы с мамой челюсти отвисли, что за Сирун? Ни фига себе – Сирун! Значит на свадьбу наприглашают гостей и скажут: «А вот и наша Сирун!» То-то будет праздник! Да еще мусульманка!

Папа с мамой с девушкой познакомились, а потом сына в тихую комнатку завели и высказали ему свое «фе». Словом, так сыночек, хочешь женись, но мы тебе своего родительского благословения дать не можем. Пока она мусульманка… Пока зовется Сирун…

Пригорюнился молодой прапорщик и в ту же ночь рассказал о родительском условии своей Сирун.

– Не горюнься, – молвила Сирун, – Я готова поменять вероисповедание. Завтра же пойдем в вашу церковь, и я приму христианство. И на счет имени не беспокойся. Зови как и раньше называл – Светкой. А при бракосочетании пусть мне и паспорт поменяют, где вместо Сирун будет Светлана.

Обнял ее прапорщик своими огромнейшими руками, положил лицо из красного кирпича на нежную девичью грудь и уснул.

Как сказала Сирун, так и сделала. Стала христианкой. Подали они два заявления в ЗАГС: одно на бракосочетание, другое на замену имени. И стали ждать торжественного дня.

На свадьбу пришло гостей видимо-невидимо. Прапорщик-то старшиной десантной роты по службе числился. Марш Мендельсона, цветы и торжественный голос дамы с огромной цепью на груди, которая регистрировала брак.

Согласны ли вы, Светлана Мамедовна, стать женой и взять фамилию мужа?

– Согласна, – ответила Светка и с любовью посмотрела на своего героя.

Залпом стрельнули бутылки шампанского, пробки весь загсовский потолок изрешетили. Вокруг сотни глоток кричали «Горько!», кто-то из самых неугомонных уже бил бокалы. А молодожены слились в долгом поцелуе. Теперь они супруги – Бибздяк.

Такая фамилия была у прапорщика и его родителей. Очень редкая фамилия…

2000 г.