Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

КУДЕСНИКИ С БОЛЬШОЙ ДОРОГИ

Этого мента-предпринимателя я увидел на привокзальной площади в одном из провинциальных городков. Ехидная улыбочка, хитрые глаза, почти скрывающиеся под козырьком форменной фуражки и щеки! О, их надо было видеть! Не щеки – настоящие русские блины! Здоровенные, толстущие, румяные с оспинкой.

Мент стоял рядом со знаком запрещающим въезд на привокзальную площадь и искусно помахивал «хвостом от зебры». Круг с «кирпичом» был прикреплен к металлической двухметровой трубе, а та в свою очередь приварена к колесному диску от грузовой машины.

На минуту я отвлекся, и когда снова бросил взгляд на то место, где был страж дорог, не обнаружил ни его, ни… запрещающего знака на колесном диске. Стал живо вертеть головой, и увидел потную рубаху щекастого дэпээсника. Вместе с «кирпичом» он умело лавировал между машин на автостоянке и наконец водрузил его рядом с выездом. Фокусник в одно мгновение сделал так, что все машины, ожидавшие своих хозяев на парковке, оказались в зоне нарушения. Еще через пять минут мент начал «стричь первые купоны».

Поезд, на котором должен был прибыть мой старый товарищ из Белоруссии запаздывал, и мне оставалось только наблюдать за перемещениями мента-предпринимателя.

Автобусы теперь высаживали людей с чемоданами и сумками не возле парадного входа, а чуть ли не за двести метров от вокзальных дверей. На подъезде к площади образовалась пробка и клаксоны десятка машин пугали ворон и голубей.

Разобравшись с каждым из водителей на автостоянке, мент снова ухватился за переносной «кирпич» и потащил его на другую сторону дороги. В течение двух часов знак еще несколько раз менял свое месторасположение. При этом ни разу не был установлен дважды в одной точке. Мне стало интересно, потому как угадать, где «кирпич» окажется в следующий раз, мне так и не удалось. Зато «прищученнные» на месте преступления водители обреченно доставали бумажники и расплачивались со щекастым.

Поезд опоздал на четыре часа. Я встретил товарища и, показав пальцем на дэпээсника, рассказал, как мне было совсем нескучно в ожидании скорого.

– Это что! Кустарщина! Вчерашний день… – улыбнулся белорус, – Вот у нас в республике это дело поставлено на производственную основу.

И рассказал, как по распоряжению самого главного начальника Дорожно-патрульной службы из фанеры навыпиливали макетов милицейских автомобилей и самих милиционеров. Один к одному. Причем, лица фанерных дэпээсников были прототипами настоящих охранников дорог. Казалось – благое дело! Макеты расставили на дорогах на самых видных местах, и в течение месяца все водители, издалека завидев представителей дорожной власти, снижали скорость. Но самые опытные за этот срок запомнили, где расставлены манекены, а потому и не думали притрагиваться к педали тормоза.

Ментовская акция за безопасность движения началась через месяц. Фанерный макет машины укладывался на землю, и его места занимала настоящая «канарейка». Место манекена занимал живой сотрудник. За час в сети попадалось десятка полтора «реактивных». Затем макет вновь устанавливались, а милиционеры уезжали «на подмену» к другим «памятникам». И так в течение дня по несколько раз вместо фанерных вдруг объявлялись настоящие стражи дорог.

Единственное, что помогало, так водительская взаимовыручка. На загруженных трассах шоферы предупреждали своих коллег о настоящих ментах помигиванием фар…

Мы поймали такси. И я последний раз взглянул в сторону щекастого. Он, улыбаясь до ушей, держался за трубу «кирпича» и разговаривал с коллегой. Наверное, со сменщиком…

2000 г.