Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

С УЛОВОМ

В предвкушении бесперебойного клева Дырин накрутил полтора десяток лунок. С расчетом: на одном месте поймает – сразу перейдет на другое. Там выдернет – на третье, потом на четвертое… Его заверили на этих местах – рыба сумасшедшая, от клева рыбаку разогнуться некогда. Тут тебе и окунь, и плотва, и лещ, и судак, и щука и… Особь, что покрупнее и порасторопнее, нагло отгоняет от мормышки с мотылем хилого и слабого. На этом месте, как утверждали рассказчики, никакой подкормки не надо. А рыба порой и на голый крючок бросается. Сосед Михалыч за два выходных полцентнера наловил.

Дырин забросил удочки и отпихнул от себя подальше ящик-сидушку, чтобы не мешал сбрасывать леску. Ящик показался ему чрезмерно крохотным, и Дырин бросил взгляд на берег, где оставил свои новенькие «Жигули-шестерку». Бог с ним, маленьким ящиком – багажник в машине пустой и вместительный. Можно доверху забросать лещами и щуками.

Прошло полчаса – ни одной поклевки. Дырин достал бинокль, приблизил окуляры к глазам, медленно развернулся на триста шестьдесят градусов – все рыбаки словно мертвые. Сидят на стульчиках, не шевелятся. Да и чтобы судаки из лунок выпрыгивали Дырин тоже не заметил. Наглая ворона плавно опустилась на лед, долбанула клювом пенопластовую коробочку с мотылем – Дырин и крикнуть не успел, как червячки разлетелись в разные стороны. И вороны след простыл. Дырин долго собирал со льда обмороженную наживку, в тайне надеясь, что на какой-нибудь из полдюжины удочек уже сидит красавец-подлещик. Но тщетными оказались предположения – мотыль на крючках даже не пригублен.

На третий час рыбалки стал Дырин менять мормышки: красные на желтые, желтые на серебристые, серебристые опять на желтые. Стал, как и сотни рыбаков вокруг, то поднимать крючки ближе к поверхности реки, то опускать их на самое дно. Даже ерши игнорировали утренним завтраком. Да каким завтраком! Стрелки часов давно уже показывали время обеда.

Бросил снасти, побежал к группе рыбаков. Да есть ли здесь вообще рыба-то? Не отравлена река химикалиями и нефтеотходами? «Есть, – хором отвечают, – И судак есть матерый, и жирная плотва, и щука зубастая!» Вера в рыбью справедливость стала покидать Дырина, ему не хотелось уже поймать, хотелось одним глазком увидеть хотя бы одну малюсенькую рыбешку.

После десятичасового мучения силы и вера покинули Дырина. Он вытащил лески и покидал удочки в огромный рыбацкий ящик. Остервенело зашагал к машине. Рыбой в этом месте и не пахло. Кто вообще первым сказал, что здесь что-то ловится? Какие щуки, какие лещи! Судаков нет, зато дураков вокруг – черным черно!

«Шестерочка» бодро завелась и уже готова была кинуться к обледеневшей трассе. Но Дырин решил срезать путь. Зачем ехать два десятка километров к мосту, если можно путь срезать напрямки, по крепкому льду. Покатил он как раз через то место, где насверлил десятков пять лунок. Как раз в том месте и хрустнул лед. Дырин не растерялся, успел угрем выскользнуть в полуоткрытое окно. И после рассудительности не потерял: когда машина скрылась в мутной воде, ухватился на кромку льда, тут и рыбаки на помощь подоспели.

Приняв из чьих-то рук сто пятьдесят чистого спирта, Дырин не жалел об автомобиле. Машину достать можно, а человеческая жизнь – одна. Вторую жизнь не достанешь.

Горел костер, трещали поленья, от одежды шел пар, а Дырин держал третью порцию со ста пятьюдесятью. И жизнь казалась ему немалозначной. Он знал, что никакой рыбы в этой речушке нет и впомине, и завтра утром он займется другой ловлей – вылавливанием собственного автомобиля.

Крановщик из ближайшего совхоза за тысячу рублей согласился приехать на берег. А еще за двести, завести гаки под шестерку Дырина. Плату за ремонт и постановку машины на ход решили обговорить после. Крутился крановщик так, что Дырин подумал, что тот всю жизнь только и делал то, что вылавливал из реки чужие автомобили. Наконец из воды показалась красная крыша «шестерки». А еще через десять минут она стояла на льду, выпуская через щели серую воду. Дырин, заглотнув очередные сто пятьдесят, растроганный подошел к четырехколесному другу. Оглядел задорными глазами собравшуюся толпу рыбаков-неудачников: видите, мол, какие особи водятся в этой реке! Открыл переднюю дверь и обомлел: вместе с остатками воды на лед выпрыгнуло несколько тугих, крупных окуней. А еще через минуту из-под водительского сиденья показалась зубастая щучья пасть. Дырин профессионально определил, что хищница не менее десяти килограммов…

– Я ты говорил в этой реке рыбы нет, – сказал кто-то из рыбаков Дырину. – Вон какие «крокодилы» водятся.

Немного покапризничав, неприхотливая шестерка, все-таки завелась. И домой Дырин возвращался с уловом.

2000 г.