Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

СИНИЕ ЯЙЦА

В делах учебы Федя считался вполне среднестатистическим студентом – и «отлично» случались и «неуды». А вот в делах любовно-сердечных – далеко не нормальным. Что скрывать Федино счастье, если слабая половина студенчества так и тянулась к нему. Уважали Федю девчонки и за внешность, и за все его положительные моральные качества, а также за то, что получали от Феди только наедине.

Нет-нет, Федя не обладал огромными капиталами в материальном понимании. Про какой-то размах души, сор деньгами и речи не могло идти. Откуда у среднестатического студента большие бабки? Но пусть попробует сравниться по качеству донжуанства какой-нибудь нувориш, который покупает девчонок за «тугрики» и тем самым считает себя пожирателем женских сердец! Со своими пассиями Федя всегда расставался полюбовно. После первой же ночи. К тому же друзьями. И все были довольны – каждый получал то, что хотел. Опять же, если кто-то подумал, что у Феди были какие-нибудь особые физические достоинства, то глубоко ошибется. Нормальные достоинства, как у большинства мужского населения – среднестатистические.

Но однажды все-таки вышла осечка. Федя увлекся Мариной – третьекурсницей с философского. Обыкновенная девчонка, каких у Феди был не один десяток. Три дня они ходили по недорогим кафе, кинотеатрам и выставкам. Дело, как говорится, приближалось к кроватной развязке. И случай, как это заведено у Феди, представился. У Фединого папы был день рождения. И единственный сын пригласил свою очередную подружку на семейное торжество. Конфетки поклевать. В конце вечера старшие решили продолжить праздник в ресторане. А дети остались дома. Федя и Марина до тошноты целовались и ласкались. А когда Федя не на шутку возбудился, и дело дошло до… Марина отказала. Сказала: «Рано еще, дорогой». В институт после бесславно проведенной ночи Федя заявился сам не свой. Но через пару дней случай снова представился. Опять целовались, обнимались, а в итоге, как говорят студенты, снова полный облом.

На лекции по лингвистике Федя сидел смурной и скукоженный.

– Ну как у тебя дела с этой философичкой? – спросил закадычный дружок Славка.

– Никак! – честно признался Федя, – Видишь, сижу, будто в штаны наложил.

– Быть не может, – чуть ли не во всю аудиторию выдохнул удивленный Славка, – А что в штаны наложил-то?

– Балда ты, Славка! Ничего не понимаешь. У меня после ночных и безуспешных рандеву с Мариной теперь яйца болят. Аж посинели от боли.

– Беда-то какая! – улыбнулся товарищ и постарался дельным советом помочь Фединому горю, – Найди замену – и все пройдет.

Сказал и тут же осекся. Он то знал, что искать замену – не в Фединых привычках. Случались раньше обломы, но чтобы два раза подряд! А Федя – он парень правил строгих. Пока с одной не разберется, к другой ни шагу не подступит.

И Федя, как бы в подтверждение, с натугой поежился, тяжело вздохнул:

– Нет, в третий раз я должен ее забодать! Только когда и где?

– И в самом деле: Бог троицу любит, – поддержал товарища Славка и бодро сказал, – Вот что, ты ее сегодня ко мне волоки. Мои кони пять дней назад как на курорт смотали.

– А ты куда?

– Пойду погуляю, ежиков посмотрю. Часа за три управишься? – задал, как показалось Славке, совсем уж дурной вопрос.

Все неслось по задуманному друзьями плану. Славка ровно в семь смотался смотреть своих «ежиков», а Марина с Федей остались наедине.

Но и в этот вечер никакой стыковки не получилось. Федя после такого надлома даже не пошел провожать Марину – сослался на боль в голове. Хотя болело вовсе в другом месте. Тем более – как идти? В раскорячку? Так он не кавалерист, а без пяти минут филолог.

– Что делать-то? – спросил Федя, когда на кухню на цыпочках вошел Славка. – Спрыгнуть с дерева теперь, что ли?

– Болят? – догадавшись об очередной неудаче, спросил расстроенный за друга Славка.

– Они болят, а сердце стонет.

С минуту сидели молча, а потом Славка, словно уколотый ежиком, стукнул себя по лбу и подпрыгнул.

– Ты что делаешь, когда у тебя зуб или горло болят?

– К врачу иду. – не принимая восторга друга, понуро ответил Федя.

– К врачу-у! Сначала, наверное, содой или солью полощешь!

Федя измерил товарища издевательским взглядом:

– Думай, что лепишь! Что ж я тебе яйца в соли буду полоскать?

– А ты что – барышня кисейная? Впрочем, мне-то что – твои яйца и делай с ними, что хочешь!

Но, посмотрев на совсем сникшего друга, принялся за дело. Из кухонного шкафа на стол вылетели банки с содой и солью, рядом стукнулся небольшой пластмассовой тазик.

– Айда в ванную – сказал тоном, не принимающим возражений.

Федя махнул рукой и подчинился.

– Начнем с содовой ванны, – предложил хозяин квартиры, разводя порошок в тепловой воде – Я сначала всегда содой больной зуб полощу.

«Бассейн» был готов.

– Как, полоскать-то?

– Пригнись в коленях и запускай.

Федя послушно притопил. Продержал минут десять. Ругался, что вода горячая. Что после этой процедуры вообще ни с одной девчонкой у него больше ничего не получится. Как и следовало ожидать – не помогло. Тогда заменили содовый соляным. Приседал, макал, водил из стороны в сторону. Как мертвому припарка. Наконец, надел штаны и, чертыхнувшись, раздосадованный вышел из ванны: «Тоже мне лекарь нашелся!» Следом вывалился Славка.

– Может анальгинчику?

– Я и без твоих советов уже три пачки сожрал. – отмахнулся Федя.

Но Славка снова воспрянул духом:

– Слушай, у меня есть знакомый, который учится в медицинском на четвертом курсе. Может ему позвоним?

Федя поднял глаза на кухонные ходики.

– Что в два часа ночи твой знакомый будет мои фиолеты обхаживать?

– Ничего! – успокоил неунывающий Славка, – Я ему когда-то тоже помогал. Всю ночь стилистику в курсовой выправлял. Писать он не умеет, зато в медицине голова у него варит в правильном направлении. Тем более он всю жизнь мечтал на скорой помощи поработать. Практики набраться.

Набрал номер и переключил аппарат на громкую связь, чтобы и Феде слышно было. Трубку сняли только через минуту.

– Зиновий? Извини, что поднял. Но вопрос у меня неотложный. Посоветуй, что надо делать, когда яйца болят и синеют?

– Тогда кастрируют, – раздался с другого конца провода недовольный голос, – Ты что утром не мог позвонить?

Никак не мог, Зиновий, – подмигнул Славка совсем впавшему в отчаяние дружку.

Из-за его болят-то? Застудил? – уже более миролюбиво произнес голос будущего врача.

Обнимушки, обжимушки, поцелуйчики… А дальше…

– Можешь не досказывать, – хихикнув, перебил телефонный аппарат, – Есть одно средство…- голос замолк.

– Ну говори же какое! Не тяни кота за…

– Разве кота? – сыронизировал Зиновий, – Ну да ладно, записывай. Необходимо, согнувшись в поясе, попробовать поднять что-нибудь тяжелое. Несколько раз.

– Что?

– Ну, штангу, например, килограммов в двести.

– Медик-педик! Какая штанга! – стал терять терпение рассудительный Славка.

– Сам ты… Слушай внимательно, ловелас. – тоже рассердился Зиновий, – Дураку понятно, что в таких случаях следует направить поток крови к другим органам. Практикой подмечено – прием срабатывает практически на сто процентов. А чтобы у тебя, неудачника, не сломался твой хилый позвоночник, лучше не наклоняйся, а приседай и в то же время поднимай штангу, используя мышцы ног. Понял? Могу я теперь лечь спать, а то семинар завтра?

Славка понял, что медик нисколько не шутит. И тут же почти закричал, нагнувшись над телефонным микрофоном:

– Так где ж, я тебе среди ночи штангу найду?

– Что ты к этой штаге привязался? Любую тяжесть можно использовать. Лю-бу-ю! Попробуй приподнять машину за бампер. Рывок на 3–4 секунды. Не больше. Если после твои яйца болеть не перестанут – еще один раз повтори подход. Все – гудбай! – донеслось прощание и от телефонного аппарата стали исходить заунывные гудки.

– Ну что, пойдем на улицу тягать батькину «Тайоту»?

– Твой медик – не шизанутый? – прослушав разговор, вопросом на вопрос ответил Федя.

– В отличие от некоторых у него с мозгами как раз все в порядке.

…После второго подхода к серебристой «Тайоте» боль в Фединых яичках, к удивлению, угомонилась. Практически ее совсем не стало. Федя даже повеселел.

– Надо же – сексозаменитель какой! Может еще раз попробовать? – глянул на Славку.

– Остынь. Пока не ясно, сколько раз тебе в жизни придется проделывать это упражнение, – охолодил его товарищ. – Ненароком сломаешь позвоночник, тогда уже и яйца лечить не придется.

Через пару дней Федя, у которого не было своей машины, снова силился приподнять «Тайоту» за бампер. И через неделю сделал несколько подходов. С регулярной периодичностью упражнения повторялись в течение двух месяцев. И всегда чудодейственный способ приводил к положительному результату. А потом Федя с Мариной стали мужем и женой.

Славка был на свадьбе шафером. Там и познакомился с подругой Марины.

Прошло еще два месяца, и бампер у почти новой «Тайоты» отвалился. Славка не стал прибегать к полосканию солью и содой. Как отказ, неудача – сразу к машине. Лишь его отец долго удивлялся и на чем свет стоит материл японскую известную автомобильную фирму: «Качество, видите ли у них, качество. Между ног бы бить за такое качество…»

1999 г.