Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

СКОЛЬЗКО…

Скользко. Вчера было тепло, а сегодня подморозило. Машка выбирает протоптанную в снегу дорожку, не рискуя пробираться по покрытому льдом асфальту. Тем более надо спускаться под уклон. Чуть потеряешь бдительность и помчишься вниз протирать новенькие колготки. А ей все равно смешно и весело. Хотя и новенькие колготки жалко продырявить. Она, Машка, смахивает на пингвина. Расставив руки в стороны, переваливается с ноги на ногу, балансируя между скользкими местами и проталинами. Пешеходы тоже схожи с пингвинами. Вон мужик впереди. На голове каракулевый пирожок – сейчас в таких никто не ходит. И воротник пальто из каракуля. Наверное, генерал, думает Машка. Только генералам на шапки и воротники дают каракуль. В руках у «генерала» поклажа. В правой металлическая сетка, доверху наполненная куриными яйцами, в левой – целлофановая сумка. Через матовые стенки четко просматривается этикетка на бутылке с сибирской водкой. А еще в сумке у мужика пакет молока и какие-то кульки. Можно подумать, что он свою «Сибирскую» водку станет запивать молоком. Мужик в каракуле тоже шагает осторожно, словно идет по канату. Привык, наверное, ездить на генеральской машине, а на своих двоих совсем разучился ходить. Так думает Машка и даже не скрывает своей улыбки, когда видит как «генерал», расставив в стороны руки с грузом, катится вниз по тропинке.

«Интересно, – старается про себя угадать Машка, – донесет он сегодня яйца до дома или все расквасит и останется без яичницы. Вот, сумку с бутылкой водки как бережно держит, а корзинка с яйцами летает вверх-вниз. Яйца ему, видимо, нисколько не жалко… Разобьет или не разобьет?

Машка загадывает желание: если «генерал» поскользнется и разобьет хоть одно яйцо, то она купит себе мороженое. Если дойдет до троллейбусной остановки, которая находится внизу склона, без падений, с сегодняшнего дня садится на диету.»Генерал широко расставив ноги заскользил вниз. Вот-вот грохнется. Или всем своим генеральским весом налетит на идущего впереди пешехода. Машка даже напряглась и прищурилась, какой путь выберет «генерал»: собьет с ног впереди идущего или…

Она, на секунду потеряв осторожность, поскользнулась, упала на коленки и, разгоняясь, покатилась вслед за мужиком в каракулевом воротнике и папахе. Врезалась со всего маху. Первым делом посмотрела на коленки – и на той и на другой ногах колготки были порваны.

Машка шмыгнула носом и подняла глаза. Перед ней на снегу сидел мужик в каракулевом воротнике. Растерянно оглядывался. Он был молод и далеко не с генеральским лицом.

– Я вас не ушибла каблуками-то? – спросила Машка, догадываясь, что мужик ищет свою каракулевую шапку.

– Ерунда! – ответил он, даже не взглянув на нее. Подобрал со льда пакет.

Машка, забыв о порванный колготках, вспомнила о своей загадке. Так что садиться на диету или в кафе – есть мороженое.

– Я вам не в яйца въехала? Не разбились?

– Чего-о? – впервые посмотрел на нее мужик.

– Как ваши яйца-то? Все целы?

– Вам-то какое дело до моих яиц! – он стряхнул снег с колен, поднял беличью шапку и водрузил ее на голову. В матовом целлофановом пакете лежали книги с красочными обложками.

– И, правда, мне до ваших… этих… никакого дела нет.

Она, все еще сидя на коленях, смотрела вниз. «Генерал» в каракулевом воротнике и папахе с корзинкой и сумкой в руках благополучно съехал вниз и теперь дожидался троллейбуса.

Машка закрыла лицо руками и затряслась от смеха. «Боже мой, стараясь подавить в себе стыд и хохот, – думала она, – Я же совсем другие яйца имела в виду.

Она отняла ладони от глаз. Парень протягивал ей руку.

– Ну, поднимайтесь, поднимайтесь. Застудитесь.

– Машка дала себя поднять.

– Извините, я не ваши яйца имела в виду. То есть… Что я говорю…Я про куриные. – Машкино лицо раскраснелось.

– Я понял. С куриными тоже все в порядке. – Весело засмеялся парень и предложил, – Хотите зайдем в кафе?

2000 г.