Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

СЛЕД, БУРАН, СЛЕД!

– Ну что ж это за напасть такая! – всплеснула руками Маргарита Сергеевна, – Как выходные – так дежурство. До подполковника дослужился, а тебя как мальчишку в наряды ставят…

– Никитин тоже тяжело вздохнул:

– Служба, Ритушка, у меня такая, ракетная, ответственная. Сама понимаешь, какой-нибудь олух нажмет по ошибке не ту кнопочку – и нет Америки. Вот и ставят нас, опытных, по выходным на суточное дежурство.

Маргарита Сергеевна была против международных конфликтов и ей вовсе не хотелось, чтобы какой-нибудь олух одним разом уничтожил землю, когда-то с трудом открытую Колумбом. Тем более Америка давала России деньги и как могла помогала строить крепкое капиталистическое государство.

Смирившись с несправедливостью, она подошла к мужу и заботливо поправила форменный галстук. В благодарность Никитин наклонился к жене и чмокнул ее в щеку:

– Я очень тебя люблю дорогая. Но не забудь Бурана выгулять.

Кабель немецкой породы Буран, услышав свое имя, подошел к хозяину и протяжно заскулил. Пес тоже переживал частые отлучки подполковника по выходным дням.

– Я к подруге поеду, – сказала Маргарита Сергеевна, – Чего мне в пустой квартире одной целые сутки делать! Из угла в угол ходить?

– Вот правильно поступишь, – обрадовался Никитин, но тут же на лице нарисовалась озабоченность, – А Буран?

– И Бурана с собой возьму.

…Школьная подруга Маргариты Сергеевны, женщина, преодолевшая три несчастливых брака после получения аттестата и потому с легкостью отклонившая все последующие, с сожалением посмотрела на свою наивную одноклассницу.

– Наряды говоришь, дежурства? Это я уже проходила. Мой первый, собираясь в неожиданные командировки, в один носок прятал деньги, а в другой презервативы. Второй тоже по ночам проводил исследовательские опыты в своем НИИ, пока его лаборантка не забеременела. А третий «додежурился» до того, что стал меня называть чужим именем и при этом уверял, дескать экспериментирует и проверяет мою реакцию…

– Неправда, – защищала не только собственного мужа Маргарита Сергеевна, но и все ракетные войска и рассказала подруге историю про олуха, который чуть было не нажал кнопочку запуска ракеты, нацеленную на другой континент.

– Все они, кобели, как твой Буран. – Не согласилась подруга. – Как увидят смазливую шавку, так руководствуются не головой, а этим самым… передним местом. Рефлексы у них, понимаешь?

Буран, услышав свое имя, завилял хвостом, требуя обязательной прогулки. Да и Маргарита Сергеевна, чтобы прервать никчемный спор, засобиралась:

– Пойду с собакой пройдусь.

– Пойди, пойди – проветри-то мозги.

Маргарита Сергеевна прицепила к ошейнику поводок и вышла. Стала спускаться вниз по лестнице, да на третьем этаже Буран словно сошел с ума. Вдруг ни с того ни с сего стал обнюхивать коврик под чужой дверью, заскулил протяжно, залаял. «Уж не течная ли сука проживает в этой квартире? – подумала Маргарита Сергеевна и с трудом оттянула собаку от чужой двери.

Далеко от подъезда, где находилась квартира подруги, Буран уходить не пожелал. Справив наскоро собачью нужду, разлегся на травке, не отрывая взгляда от подъездной двери. А вскоре из парадного вышел бравый подполковник-ракетчик. Приложил ребро ладони к носу, поправил козырек фуражки и, чеканя шаг, скрылся за углом. «Да не Никитин ли этой мой?» – сердце Маргариты Сергеевны лихорадочно заколотилось.

Послушный пес вилял хвостом, ожидая команды.

– След, Буран, след! – приказала Маргарита Сергеевна и через несколько мгновений увидела, как радостный пес, догнав хозяина, кинулся ему в объятия.

А на третьем этаже и вправду жила сука. Правда, нетечная. И жизнь на американском континенте в эти сутки не оборвалась…

1999 г.