Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Про "Русский бизнес"


Назад

СТРИГАЧИ

Два сержанта-милиционера подогнали свою «канарейку» к небольшой рощице, густо заросшую молодым березками, открыли «кутузку», в которой обычно перевозятся задержанные, и стали выкидывать прямо в березняк обструганные доски.

Подвыпившие посетители кафе «Встреча», которое расположилось рядом с перроном электрички, с интересом наблюдали за действиями блюстителей порядка.

– Никак «обезьянник» решили здесь построить, – сострил кто-то, – Чтобы обдирать народ, как говорится, не отходя от кассы и не расходуя лишнего бензина на перевозку в отделение.

Многие завсегдатаи кафешки хорошо знали двух сержантов, которые не реже двух раз в неделю устраивали набеги на общественное питательное заведение, собирали захмелевших мужиков и везли их в вытрезвитель. Кафешка рядом со станцией была своеобразной палочкой-выручалочкой для милиционеров. Ну, скажите, какой мужик не заглянет после работы во «Встречу», где всегда была в ассортименте легкая закуска и водочка в разлив? Стопарь, другой, третий…

Впрочем, хитрющие менты увозили не самых пьяных, а тех, кто еще не растратил деньги и кто по желанию в дороге мог откупиться. И хоть ты об стенку лбом бейся, доказывая, что не пьян, если уж менты положили на тебя глаз, то засунут в воронок как пить дать. При этом самым популярный способ, определения степени опьянения, был такой. Подозреваемому приказывали: «Присядь с закрытыми глазами десять раз. Не можешь? Ну, тогда полезай в кутузку и в вытрезвитель».

Но сколько веревочке не виться, а конец все-таки приходит. По многочисленным жалобам трудящихся высокое начальство сделало сержантам строгое внушение: подвыпивших мужиков из кафешки в вытрезвитель не забирать. На то она и кафешка, чтобы народ в ней оттягивался после напряженного рабочего дня. Другое дело, если человек не может самостоятельно держаться на ногах на свежем воздухе…

Теперь из «Встречи» мужики вылетали пулей и успевали в самый последний момент запрыгнуть на ступеньки электрички. Милиционеры, которых в народе прозвали стригачами, провожали реактивный народ грустными взглядами.

А в летнее время постоянные посетители «Встречи», чтобы не попасть на глаза предприимчивым милиционерам и не угодить в вытрезвиловку, предпочитали врезать по сто пятьдесят под крышей кафешки, а потом купить бутылку и скрыться в глубине рощицы, куда не смогла бы добраться «канарейка».

… Выкинув все доски из машины, милиционеры достали молотки и принялись вколачивать в них гвозди. Через час в густой листве был сооружен длинный стол и скамейки. Не стесняясь обитателей «Встречи» сержанты уселись на лавки, на виду у всего честного народа распечатали чекушку водки, разлили по стаканам и выпили, словно подав пример для подражания. И когда желто-синяя машина с мигалкой оставила рядом со скамейками только клубы выхлопных газов, к столику, находящемуся в рощице под сенью листвы, держа в руках пластмассовые стаканчики потянулись мужики.

Стригачи не наведывались в кафе больше недели. Многие даже стали думать, что менты исправились и, дабы загладить свою прошлую вину перед завсегдатаями, соорудили на воздухе столик для закусок и выпивки.

К концу второй недели «Встреча» была до предела наполнена осмелевшими едва держащимися на ногах посетителями и гудела словно пчелиный улей. Праздник полным ходом шел и за столиком в рощице. Самые расслабленные умиленно спали под березками, напрочь забыв не только о бдительности, но и о расписании движения электричек.

Беда подкралась незаметно. После длительного отсутствия милиционеры вновь объявились. Только на этот раз приехали не «уазике-канарейке», а на автобусе с зарешеченными окнами. Сначала загрузили мирно спавших на траве, затем пригласили подняться в салон тех, кто сидел за столиком, мотивируя свои действия нарушением порядка в общественном месте. И чтобы под завязку забить автобус нарушителями, вывели из «Встречи» тех, кто уже с трудом держался на ногах.

Милицейский наскок с тем же успехом повторился через неделю. И если самые хитрые и осторожные сразу сообразили, для чего менты соорудили стол-приманку рядом с кафе и как черт ладана сторонились этого места, то раззяв и не опытную молодежь скамейка со столиком приманивали, словно магнит железные опилки.

Сколько трудового народа прошло через «Встречу», милицейскую лавочку и вытрезвитель! Но в конце концов, оставшись после получки без рубля в кармане, разгромил и стол и лавочку. И милиции около «Встречи» появляться не стало.

Одни поговаривали, что милиционеры выстроили беседку где-то на другой станции и теперь там стригут купоны; другие ссылались на прогресс в демократии и с пеной у рта доказывали, что теперь можно пить где хочешь и сколько хочешь и никто за это не должен наказывать; третьи уверяли, что предприимчивых сержантов уволили из органов за пьянство и взятки. А четвертые, самые опытные, ничего не говорили: они знали, что рано или поздно стригачи в милицейской форме все равно появятся. Хорошо есть и сладко пить – всем хочется…

1998 г.