Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

СВИДЕТЕЛЬ

Дед Авраам, которому месяц назад стукнуло семьдесят два, попал под машину. Мать его! Этого Кольку – единственного и незаменимого на весь район печника. Какой он незаменимый – об этом можно еще поспорить. А вот то, что пьянь несусветная – это точно. За стакан водки мать родную продаст. Он, Колька, как считал дед Авраам, и был главным виновником дорожного происшествия и всех дальнейших неприятностей. Если бы не Колькины прихоти у деда Авраама не было бы закрытого перелома седалищной правой кости и вывиха плеча. Не лежал бы он сейчас в больнице и не думал о том, как выйти «сухим из воды». Ведь хозяин «Мицубиси», который наехал на деда, подал в суд иск на старика с просьбой возместить убытки, которые он понес в результате аварии.

А дело было так. Дед попросил Кольку выложить печь во времянке. И печник за десять бутылок водки взялся за работу. Управлялся споро и с кирпичом и с бутылками, которые дед Авраам только успевал подносить и откупоривать. Саданет Колька полстакана, выложит три ряда, опять саданет, и снова три ряда. Печь почти готова была. Оставалось только наложить на кирпич чугунную плиту и дело с концом. А чугунка-то в доме сына находилась, на другой стороны шоссе, которое проходило через деревню.

– Давай, Коля, «чугунку» завтра примострячим. – Попросил дед, – На дворе-то почти уже смеркается.

Не хотелось старику на ночь глядя идти за плитой. И сколько не просил Авраам, подвыпивший Колька ни в какую не хотел утром доделками заниматься:

– Ты что думаешь, один на всю деревню, кому печь требуется? У меня заказчиков – во! – и Колька ребром ладони чиркал по горлу, – Везде поспеть нужно.

Поплелся дед за «чугункой» и на обратном пути угодил под «Мицубиси». Дед в сторону отлетел, а плита, описав в воздухе дугу, «приземлилась» аккурат на лобовое стекло иномарки. А потом еще и фару задела, так что она рассыпалась на мелкие кусочки. Да бампер изогнулся так, что пробил радиатор. Да еще саму машину от резкого торможения занесло, и она левым боком ударилась в телеграфный столб. А плита? Плите – ничего. Даже не раскололась.

Деда, естественно, добрые люди сразу в больницу отвезли, а через неделю он и узнал, что на него судебный иск подан. Владелец «Мицубиси», который не нарушая правил движения в населенном пункте, все принял во внимание: и что дед пенсионер, и что инвалид, и что участник Великой Отечественной войны, а потому за принесенные убытки требовал взыскать со старика всего-то… полторы тысячи долларов.

Дед Авраам, как узнал эту новость, сам не свой стал: где ему взять такие деньги? Это же, если перевести на рубли, – голова кружилась.

Прошел месяц, деда из больницы выписали. Тут же Колька в дом заявился:

– Дед, ты не забыл, что мне еще четыре бутылки должен? Плиту-то я на дороге в тот же вечер подобрал и установил. Печка на славу получилась. Протопишь, и тепло двое суток держится.

– Глаза б мои тебя не видели! – с обидой сказал дед, все еще считавший Кольку единственным виновником аварии.

– Глаза б не видели! – усмехнулся Колька, – Зря на меня обижаешься. Потому как я теперь для тебя лучший друг и самый верный свидетель. Мои глаза очень хорошо видели, как «Мицубиси» на тебя наехала.

– Ну и что?

– А то, что иномарка ехала без габаритных огней. В сумерки-то! Значит, водитель сам виноват. Ты ж машину мог и не заметить?

– А я и не заметил.

– Ну вот. Значит не ты, а он тебе должен выплачивать денежную компенсацию за вред, причиненный твоему здоровью.

– Это как?

– А вот так. Подавай встречный иск. И можешь ссылаться на меня, как на главного свидетеля.

Вообще, Колька замечательный печник. И свидетель заправский. Все суду в деталях рассказал, как дед Авраам через дорогу переходил с плитой. Как в кромешной тьме неожиданно вылетела машина без габаритных огней. Как деду трудно живется на маленькую пенсию и какой он внимательный и замечательный старик.

Суд все учел. И теперь владелец «Мицубиси» возмещает Аврааму ущерб. По семьсот рубчиков в месяц. С каждой получки дед бежит в магазин за бутылочкой. Для Кольки.

2000 г.