Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Автобайки


Назад

ТРЕТЬЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ

Дед Евсеич, кстати бывший партизан Великой Отечественной войны, кавалер многих орденов и медалей объявил войну иномаркам в своем дворе. Конечно, не всему мировому империалистическому автомобильному сообществу, а только машинам немецкого производства. А все началась с того, что на его авоську с кефиром, которую он неосторожно поставил на проезжей части, наехал «Мерседес». Пакет с кефиром с грохотом разлетелся в стороны, обдав с ног до головы трехпроцентными жировыми каплями бывшего партизана. Что успел запомнить Евсеич, когда утирался платочком и слизывал кефирные струи с лица, так это то, что «немец» был желто-яичного цвета. Он с жалостью поглядел на раздавленный пакет и поклялся во что бы то ни стало отомстить врагам.

Этим же вечером дед совершил первую вылазку в стан противника. Обошел несколько соседних дворов, но, так и не найдя желтого обидчика, с досады прокол все четыре шины длинному «Фольксвагену». Вернувшись после операции домой, дед хряпнул сто граммов водки и прикрутил к пиджаку медальку «За боевые заслуги». Начало было положено.

Утром он бодрой походкой вышел во двор с медалькой на груди, и старики, молча пялившие на лавочке глаза на всех прохожих, раскрыли рты от удивления:

Чего это ты Евсеич такой парадный?

Старик погладил ладонью медаль, полученную в сорок втором и, искоса поглядывая на удрученного владельца «Фольксвагена», который на чем свет стоит материл дворовых мальчишек, – ответил:

– Праздник у меня сегодня. Ровно пятьдесят пять лет назад мне эту медаль вручили. В этот же вечер он засыпал килограмма три отборного песка в топливный бак черной как ночь «Ауди», а дня через три скинул кирпич из окна лестничного пролета на полированную крышу «БМВ». Не успел унести ноги в свою квартиру, как по этажам стали рыскать молодые парни с толстыми шеями, которые громко клялись сжечь весь подъезд вместе с его обитателями. Но подъезд никто так и не поджог, а вот Евсеича братки натолкнули на мысль впредь использовать при ночных вылазках бутылки с зажигательной смесью.

Он выпросил у тракториста на близлежащей стройке трехлитровую банку солярки, разбавил ее уайт-спиритом, разлил горючую смесь по бутылкам и закупорил горлышки узкими лоскутами старого ватника, как это делали партизаны во время гитлеровской оккупации. Все было подготовлено к бою. И днем, сидя вместе со стариками на лавочке, Евсеич высматривал новый объект для атаки. На лацкане его пиджака уже красовались три медали.

Когда они лениво препирались на тему, смог ли бы Сталин вывести нынешнюю Россию из экономического кризиса, по двору вдруг проехал тот самый желтый «Мерседес», который лишил Евсеича суточной нормы кефира. Дед тут же подскочил как ужаленный и, забыв о боли в правой ноге, поскакал за иномаркой. Опытному партизану удалось выследить, что укрытием «Мерса» от посторонних глаз служит ракушка, установленная под сенью тополей в соседском дворе.

Несколько дней Евсеич прохаживался с газеткой около той самой ракушки, выжидая, когда хозяин «Мерседеса, оставит машину на улице и хотя бы на несколько минут отлучиться от нее. И это произошло в пятницу, когда владелец иномарки, собираясь с семье на дачу, метался между машиной и квартирой, упаковывая автомобиль необходимыми дачными предметами обихода.

Евсеич вытащил из пакета бутылку с зажигательной смесью, чиркнул кремнем бензиновой зажигалки и подпалил фитиль. Как в былые времена, он сделал широкий замах рукой и запустил бутылку в направлении вражеского объекта. Раздался звон разбитого стекла и капот ненавистного «Мерса» заполыхал. Пригнувшись и стараясь быть не обнаруженным беспощадным противником, он двигался в сторону своего подъезда перебежками – от одного тополя к другому.

Утром следующего дня он спустился во двор с тремя медалями и орденом «Красной звезды». Он увидел своих друзей на лавочке и подошел к ним. Деды с завистью смотрели на орден. И после некоторой паузы один из них произнес:

– А ловко ты прищучил этот «Мерс»!

После обеда старого партизана Евсеича забрали в милицию. Конечно, продержали его там недолго и к вечеру выпустили. Дед дал подписку о невыезде. Один из знакомых стариков, который до пенсии работал юристом, успокоил Евсеича:

– Посадить тебя – не посадят. А вот материальный ущерб выплатить заставят.

Он оказался прав. Так для деда Евсеича закончилась третья Отечественная…

1998 г.