Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

ТУСОВКИ

Если кто-то подумает, что люди связанные с русской культурой, искусством, образованием и воспитанием подрастающего поколения, краснеют, худеют, впадают в транс, услышав матерное слово, то они глубоко заблуждаются.

Наши служители культуры и искусства, наоборот, очень даже любят щегольнуть этаким разухабистым словцом или выражением. Один известный композитор даже делился секретами своего вдохновения: «Многократно поставленные опыты показывают, что хорошо построенная многоэтажная непечатная фраза, есть пролог к появлению подлинного вдохновения. Причем, чем меньше в ней обычных слов-связок, тем ее действие эффективнее…»

Еще один известный детский кинорежиссер не стесняется откровенно выругаться на страницах газеты и без комплексов обвиняет: «Мой дедушка – огромный мудак!»

Популярный поэт-песенник, подражая русскому эротическому творчеству, пишет на спор за два дня сто частушек под общим и для всех понятным заголовком «Е-мое». Эта забава в конце концов переходит в привычку и появляется целый цикл эротических частушек. Его творениями заинтересовалась студия звукозаписи «Союз» и через некоторое время выпустило альбом частушек под названием «Е-мое». Альбом состоял из нескольких разделов, таких как частушки-эмигрушки, частушки-потаскушки, частушки-пугачушки, частушки- попзведушки и др.

А исполнителями хитов согласились стать известные звезды эстрады и поп-музыки.

Когда журналисты выпытывали исполнителей, как же они могли так низко опуститься, артисты отвечали, что настоящего народа они никогда не чурались, а свобода слова – это современное завоевание демократического общества.

Надо сказать, что по случаю выпуска альбома случилась презентация. Приглашенные именитости пили водку, закусывали и перебрасывались матершинными словечками.

Узнав о такой мило-нецензурной вечеринке, я вспомнил слова известного публициста Григория Померанца: «Свобода в искусстве, в литературе, в слове – еще более чем в жизни – это свобода духовно высшего. Отмена всех правил – шаг, за которым на авансцену выходят Шариковы, Смердяковы и талантливые инициаторы возвращения к природе делаются жертвами натуральных псов… Разрешение матюкаться с восторгом будет подхвачено: «Обнажимся, обнажимся!»

Народность, которой иногда оправдывают матерщину, вовсе непроста. Есть простонародное хамство и простонародная аристократия духа (даже без знания грамоты). В одном из духовных стихов Богородица просит Христа-Вседержителя за грешников в аду. Христос дает ей невод и разрешает выловить из пекла всех, кто ни разу не выругался черным словом. Видимо их было не очень много, и невод не порвался. Но сознание, что черное слово – грех, в народе жило.

Эх, если бы российский народ придерживался всех заветов и наказов Христа, то рай бы давно уже назывался Россией. А матерщина на фоне всех других прегрешений, которые совершаются ежедневно и ежечасно, считалась бы милой забавой.

Впрочем, если не брать во внимание грубость и целенаправленные оскорбления по отношению к личности – она и есть шутка, а чаще всего просто клишированная фраза, которая втиралась в россиян временем и тяжелыми испытаниями. И втерлась так, что одним миром ныне мазаны и сапожники и композиторы, строители и кинорежиссеры, боцманы и поэты. И каждый из них делится опытом: одни в быту, другие отражают этот быт со сцены и эстрады, с газетных и книжных страниц. Один начинающий литератор на вопрос, как он относится к матерщине, недоуменно пожал плечами: «Маты?! Да ну их на х… !»

1996 г.