Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Не матом единым…


Назад

В РОДДОМЕ

Если кто-то думает, что женщины не умеют многоэтажно ругаться, то будет совсем не прав. Очень даже умеют. Правда, они, женщины, иногда и не подразумевают об этом. Но достаточно посетить родильный дом и зайти в отделение, где происходит процесс деторождения, как в этом можно очень даже быстро убедиться.

– Ох, мать-перемать, – кричит одна на врачей, – Да сделайте что-нибудь…

– Ах, Колька, сын сукин, мустангер чертов, чтоб ты испытал все что я здесь через тебя терплю! – это уже раздается с другой кровати.

Впрочем, врачи к этому делу уже привыкли, а нянечки и санитарки порой даже советуют роженицам, чтобы те дали волю эмоциям и как следует поругались. Дескать, намного легче станет.

И так во всех роддомах. Исключений практически не бывает. Конечно, перед родами все ведут себя кротко и тихо. А потом…

Однажды в один из московских роддомов на какое-то время прикрепили рожениц из специзолятора. Иными словами, – зечек. Естественно охрану поставили, отвели для них специальную палату. Встречались обыкновенные роженицы с представительницами спецконтингента только в столовой. Так вот, первые, как и подобает воспитанным людям, вели себя вежливо и кротко, зато вторые давали волю языкам – обзывались, рассказывали неприличные анекдоты, откровенно посылали своих надзирателей на веселое место. Невоспитанные хамки – что тут говорить!

И вот случилось так, что в родильном зале одновременно оказались осужденная на долгий срок и законопослушная гражданка. И тут добропорядочная роженица, у которой только воды отошли, начала выкрикивать на врачей такие отборные матюки, что даже обслуживающему персоналу не по себе стало. Зэчка же, у которой с родами все было намного сложнее и опаснее – врачи готовились делать кесарево сечение – лежала смиренно и тихо. Даже чему-то улыбалась.

– Ну что ты напрасно орешь? – спрашивали добропорядочную, – У тебя же еще ничего не началось!

– А-а-а, суки страшные! Умертвить здесь меня захотели!

А вокруг зечки уже шла нешуточная беготня – врачи готовились к сложной операции. Но перед тем как принять наркоз, зечка, превознемогая боль, встала с кровати и подошла к своей кричащей благим матом соседке, погладила ее по руке и сказала:

– Я прошу тебя, прекрати…

Та хотела сказать что-то непристойное ей в ответ, но зечка крепко сжала ее руку и почти шепотом добавила:

– Мне, может быть первый и последний раз хочется услышать не ругань, а крик моего ребенка. А даст Бог, ругаться я тебя потом научу…

Рожали две женщины в полной тишине…

1997 г.