Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки
О любви, семье и тёще


Назад

В РОЩЕ

Бомж Витя сразу приметил эту парочку и понял, что вскоре будет чем поживиться. Парень, крепко обняв двумя руками девушку за талию, так и шел в неуклюжей позе в направлении к роще. Она же то и дело откидывала свою рыженькую головку ему на плечо, мягко целовала в щеку, губы. На плече у нее на длинном ремешке колыхалась сумочка. Витя, соблюдая безопасную дистанцию, перебегал от куста к дереву, от дерева к кусту.

Раздеваться они начали сразу, как только вошли в лесополосу. Она незаметно стряхнула с ног босоножки, а еще через несколько шагов он уже помогал ей стянуть через голову тонкий джемперочек, который тут же был безжалостно брошен на нефритовую мягкую траву. В трех метрах от него упал лифчик, и Витя впервые за долгие годы увидел настоящую девичью грудь. Вздернутую к кронам деревьев, не помятую, с розовыми сосками-кнопочками. Затем самопроизвольно упала юбка упала, и ее владелица грациозно перешагнув через нее осталась в одних снежно-беленьких ажурных трусиках. Сколько такие могли стоить? Да и будет ли Витя продавать трусики? Скорее всего подарит Томарке. Впрочем, налезут ли такие на ее задницу? Навряд ли…

Жалко было рубашку, которую парень не стал расстегивать. Освободив девушку из своих объятий рванул рубаху так, что перламутровые пуговицы искрами разлетелись в разные стороны. А еще через несколько метров парниша, высвободив девушку из своих объятий, уже босой долго прыгал на одной ноге, нервно стаскивая с себя узкие джинсы. Когда все-таки ему удалось от них освободиться они слились в страстном поцелуе и медленно оседали на траву, мягкую, шелковистую.

Витя присел на пенек метрах в двадцати от влюбленных, достал из кармана на половину выкуренную папиросу, подкурил и принялся дожидаться своего часа. Теперь, когда парень совсем утонул в траве, а обнаженное тело девушки с откинутой назад головкой было видно только на половину, он и не думал хорониться. Знал: счастливые никого вокруг не наблюдают. Хотя голову терять не стоило и нужно было дождаться момента, когда страсть влюбленных сделает их совсем незрячими.

Вот уже раздался первый стон полный неги и неземного удовольствия, и Витя поднялся со своего пенька. Он вытащил из кармана огромный полиэтиленовый пакет, смело сделал несколько шагов в сторону скачущей парочки и забросил в него босоножки, продвинулся еще на три шага и поднял желтый джемпер. За ним в пакет перекочевали юбка и лифчик, рубашка без пуговиц…

– Остановись, слышишь! Замри! – раздался приказной крик девушки.

И Витя на секунду замер. Поймали? С поличным? Он выпрямился, виновато глянул из-под густых бровей на парочку и понял – команда предназначалась не ему. Девушка с полуоткрытым ротиком и закрытыми веками замерла. Сидела без движения и что-то шептала.

Витя негромко чертыхнулся и сплюнул. Он был уже совсем близко от ложа страсти и удовольствий. Но не на спектакль же он сюда пришел! Резко зашвырнул в пакет мужские туфли и огляделся: где джинсы то? Небось самая настоящая фирма, за которые на толкучке отвалят пару сотен рублей. Джинсы валялись метрах в трех от влюбленных, снова затеявших лихие скачки. Конечно, взять штаны было совсем небезопасно, но Витя решился. К тому же и момент был благоприятным: девушка уже не сидела на своем дружке, а слилась с ним в объятиях. Голубки, закрыв глаза и не останавливая движений, лизали друг друга и ничего вокруг не могли видеть.

Витя резким движением забросил джинсы в пакет и, развернувшись, уверенно зашагал к светлой солнечной полосе, откуда начиналась роща. В его пакете было товару рублей на тысячу. Это если продавать его по самым низким ценам. Это же сколько бутылок беленькой получится, делал он в уме свои расчеты. Если покупать самую недорогую водку, то хватит бутылок на тридцать. В день по две – на полмесяца счастливой жизни…

– Ну-ка подойди сюда! – негромко приказал Вите кто-то из кустов.

Витя повернул голову на голос и увидел трех милиционеров. Двое с неописуемым удовольствием наблюдали за действиями влюбленной парочки, а один манил его к себе указательным пальцем.

– Что там у тебя в пакете?

– Да вот, – пожал плечами Витя, прекрасно понимая, что его вычислили, – Кое-какая одежонка.

– Давай-ка сумочку сюда, – грозно потребовал страж порядка и, не дожидаясь выполнения приказа, вырвал пакет из рук Вити.

Тут же Витя ощутил на своей заднице увесистый пинок и сообразил, что его отпускают на все четыре стороны. Если не брать в расчет удар тяжелым сапогом по заднице, то Вите страшно повезло. Он мелким шажками засеменил из рощи, услышав за спиной голос милиционера, который обращался к одному из своих коллег:

– На-ка отнеси пакет и подбрось к ним поближе.

– А разрешите мне отнести, товарищ лейтенант.

– Ты молод еще, Карпухин. Вон, уже трясешься, а что будет, если окажешься рядом. Я тебе после дежурства лучше какой-нибудь порнофильм дам посмотреть. Пойдем-ка к машине, от греха подальше…

… – Милый, – ворковала раскрасневшаяся, но счастливая она, – Когда ты успел сложить нашу одежду в пакет?

– Я? – удивлялся милый, смахивая капельку пота с кончика носа, – Не было у меня никакого пакета.

– Лгунишка! – проворковала она, продевая руки в бретельки лифчика, – Но я тебя все равно люблю.

– И я тебя! – целуя ее в висок, отвечал он.

2000 г.