Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Книги

Байки и рассказы
Байки под хмельком


Назад

ВЗЯТКОДАТЕЛЬ

Всем членам бригады повысили квалификацию. У кого был третий разряд – получил четвертый. Кто имел четвертый – удостоился пятого. Митрич, бригадир, как говорят, прыгнул выше головы и получил шестой. Хотя, честно сказать, на шестой он не тянул. Но зато дружил с заместителем начальника цеха, а это что-то да значит.

Словом, все остались довольны, удостоились прибавки к жалованию и по этому поводу закатили отчаянную пьянку. Только Антон Синюхин на этом празднике жизни был лишним. Он один из всей бригады не был квалифицирован на более высокий разряд. Как имел четвертый, так и продолжал его иметь. Все веселились, а он сидел за столом хмурее тучи и молча заглатывал по полстаканчика.

– А ты сходи к начальнику цеха, – наконец обратил внимание на грустную мину Синюхина Митрич, – Поговори по душам. Глядишь – тоже повысят разрядность.

– По душам это как? – иронически спросил Синюхин.

– Ну как? Расскажи про свою замотанную жену, про тещу-пилу, про детей, которые хотят хорошо есть и пить…

– Рассказывал уже, – махнул рукой Синюхин.

– Ну и что?

– Рано, говорит, тебе, Синюхин разряд повышать. Ты, говорит, Синюхин, инициативу проявляешь, только когда по стаканам разливать нужно.

– А ты и ему налей, – сказал кто-то из членов бригады, – Начальник цеха – тоже человек. И этим делом не меньше нас забавляется. Любит водочку. Я как-то к нему в кабинет ворвался, а там! Водки – море! И две бабы полуголых. Начальники цехов разряжаются.

– Что же я с ним на брудершафт пить должен?

– Зачем на брудершафт? Ты денег не пожалей, купи ему бутылочку водочки или коньяка в праздничной упаковке и оставь на столе.

– Взятку дать что ли?

– Ну почему сразу-таки взятку? Подарок. Сувенир. В фирменном водочном магазине Синюхин пристальным взглядом изучал полки с многочисленными бутылками. Водки, коньяки, джины, ром. Даже текила имелась. Хрен его знает, что за напиток, Синюхину такое пойло ни разу не приходилось пробовать. Зато бутылка была фигуристая и стоила столько, за сколько можно было купить шесть пузырей отечественной, родимой и ежедневной.

– Девушка, – отважился обратиться Синюхин к продавцу, – А какой напиток можно подарить в качестве презента? Допустим, любимому начальнику?

Продавец внимательно оглядела невзрачный прикид Синюхина и без интереса спросила:

– Какой суммой располагаете?

Синюхин на несколько секунд замешкался, но потом четко произнес:

– Триста пятьдесят.

– Коньяк армянский. Или водка «Юрий Долгорукий» в литровой бутылке.

Синюхин купил «Долгорукого». Все-таки целый литр! Да и коробка цветастая, с золочеными буквами. После того как с водкой разделаешься, такую и на видном месте хранить можно. Например, в серванте или на книжной полке.

На другой день после смены, подбодренный товарищами, Синюхин поплелся в цехоуправление. Секретарша начальника цеха уже упорхнула. Синюхин приоткрыл дверь и увидел за столом медвежью фигуру начальника цеха. Тот что-то писал.

На скрип двери начальник оторвал глаза от листков бумаги и увидев Синюхина, казалось нисколько не удивился.

– Тебе чего, Синюхин? Опять за жизнь пришел разговоры говорить?

Синюхин, придерживая под мышкой коробку с «Долгоруким» перешагнул на территорию кабинета.

– За нее, Виктор Павлович, за жизнь.

– Бьет ключом? И все по голове? – бросил трафаретную шутку начальник.

– По голове, Виктор Павлович. – Ответил Синюхин переминаясь с ноги на ногу. Он не знал, как вести себя дальше. Благо на выручку пришел начальник цеха.

– А что это у тебя под мышкой, Синюхин?

– Это? – Синюхин уже держал коробку в вытянутых руках, – Это Долгорукий! Юрий. Родоначальник Москвы. То есть – это водка такая – «Юрий Долгорукий».

Начальник цеха подпер тяжелый подбородок кулаком, удовлетворительно цокнул:

– Мне кажется, Синюхин, пора тебе повышать квалификацию. Засиделся ты на четвертом разряде. Тебе не кажется?

– Засиделся, Виктор Павлович. Еще как засиделся. Теща-сука каждый день напоминает о моей зарплате. Гроши, кричит, получаешь.

– Ты поставь своего «Долгорукого» вон на ту полку. Уронишь от волнения не дай Бог!

Синюхин с радостью избавился от презента.

– Ну что ж, Синюхин, передай своего бригадиру, чтобы писал на тебя представление на получение пятого разряда. Пора… – сказал начальник, взял со стола карандаш и погрузился в изучение производственных планов.

– Мне можно идти? – после некоторой паузы спросил Синюхин.

– Иди, дорогой. Спеши к своей теще.

Обрадованный таким поворотом дела, Синюхин заскочил в тот же водочный магазин, где днем раньше приобрел «Долгорукого», купил «четвертинку» и чуть ли не на крыльях полетел домой. Пятый разряд, в чем он теперь не сомневался, был ему обеспечен. Начальник цеха слов на ветер не бросает.

…Под утро в квартире Синюхина раздались настойчивые звонки. Теща поплелась в прихожую. А через несколько секунд в квартиру влетели несколько людей в милицейской форме. Невзирая на полураздетую жену, растормошили Синюхина в кровати. Антон и приподняться не успел, как ему на запястья «браслеты» нацепили. Вывели на кухню и словно дубиной по голове:

– Вы, гражданин Синюхин, обвиняетесь в покушении на убийство.

– Какое покушение? Вы меня с кем-то путаете! – стуча зубами ответил ничего не понимающий Синюхин.

– Водку «Юрий Долгорукий» в литровой бутылке вчера вечером приносили своему начальнику цеха?

– П-приносил, – сознался Синюхин, – Это не взятка – п-презент.

– А в ту водочку, какой отравы подмешали?

– Зачем мне подмешивать? – не понял обвинения Синюхин.

Милиционеры сделали ехидные улыбочки и переглянулись.

– Он еще дурака из себя корчит! Не отвертитесь, Синюхин. Мы уже допросили всех челнов вашей бригады и сделали вывод, что вы хотели отравить своего начальника цеха из-за личной обиды. Из-за того, что только вам не повысили производственный разряд. Отомстили, так сказать…

– Убивец! – выпалила теща, стоящая в дверях кухни и внимательно следившая за разговором.

– Да вы с ума сошли! Я эту водку даже из коробки не вынимал. Как купил в магазине, так и передал ее Виктору Павловичу. Вы у него спросите!

– В том-то и оно, что спросить не можем. Ваш Виктор Павлович с тяжелым отравлением теперь «отдыхает» в реанимационном отделении. В каком магазине брали водку?

– На Заводской улице. В ликероводочном.

– В каком часу?

– После работы это было. Около семи вечера.

– Продавца помните?

– Ну а как же! Девица такая вся из себя расфуфыренная.

– Скорее всего самопал продавали, – сказал один милиционер другому.

– Надо ехать к открытию и арестовывать всю партию, – ответил коллега и, взглянув на обескураженного Синюхина, спросил, – А с этим что будем делать?

– С собой возьмем. Для опознания. Собирайтесь, гражданин Синюхин, поедете с нами.

Синюхин потряс руками в наручниках:

– Как же я штаны надену?

Наручники с Синюхина сняли. Три часа, которые он находился в отделении милиции, нервно курил одну за одной сигареты. На голодный желудок. А потом они поехали на задание. На Заводскую улицу, где находился ликероводочный. Синюхин сразу указал пальцем на девицу, которая вручила ему самопального «Долгорукого». Милиционеры носились по помещениям магазина, кричали на продавцов, перетаскивали ящики с водкой. И никому из них до Синюхина не было дела.

– А мне теперь что делать? – обратился он к старшему по званию.

– Тебе? – переспросил страж порядка, – Можешь идти домой. После вызовем как свидетеля. По факту продажи фальсифицированной водки.

– И все? – удивился такой быстрой развязке Синюхин.

– Мало? Можем привлечь и как взяткодателя.

– Это не взятка была – презент!

– Иди, иди! Потом разберемся. Презентатор!

Синюхин поплелся на завод.

– Звездец твоему пятому разряду! – участливо вздохнул бригадир Митрич. – Вообще, Синюхин, тебе лучше подать заявление на увольнение по собственному желанию. Не то начальник цеха тебя с дерьмом сожрет. Как пить да уволит по тридцать третьей.

– Как пить дать уволит. – согласился Синюхин, – Кстати, как он там?

– Говорят, оклемался. А ты, Синюхин, форсируй, форсируй. Беги в отдел кадров пиши заяву.

Синюхина не уволили. Кадровик не стал брать на себя такой ответственности и решили подождать выписки из больницы начальника цеха. Тот заявился на работу через неделю. Заметно похудевший. Сразу распорядился вызвать Синюхина.

Ни жив ни мертв Синюхин перешагнул знакомый порог и предстал пред тусклые очи своего начальника.

– Сукин сын ты, Синюхин! – сказал начальник цеха.

– Да, сукин сын, – согласился Синюхин.

– Ну тогда иди.

– Куда?

– В бригаду, на свое рабочее место. Ты что думаешь, что я буду разбрасываться квалифицированными рабочими пятого разряда?

Синюхин дернулся, но около порога замер.

– Виктор Павлович, меня ведь к уголовной ответственности как взяткодателя хотят привлечь…

Начальник цеха впервые улыбнулся:

– Не привлекут. Я следователю сказал, что сам тебя за водкой посылал. Иди, работай.

2000 г.