Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Публицистика

Фальшивомонетчики


Оглавление | Назад | Дальше

СПОСОБЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ

2. ТИПОГРАФСКИЙ СПОСОБ

Если покупка компьютера, цветного принтера или ксерокса можно обернуться суммой в 1, 5–2 тысячи долларов, то обустройство типографии станет в сотни раз дороже. А где взять изначальный капитал, начинающему фальшивомонетчику? Опять-таки, способом мошенничества. Мне рассказывали, как на Алтае была пресечена деятельность группы, которая провернула несколько крупных афер. Всеми операциями по извлечению «лишних» денег у руководителей государственных предприятий и коммерческих фирм руководил Николай Адамов. Аферист, пятидесяти лет от роду, выдавал себя за представителя московского оборонного завода «Электроника». Не стесняясь, размахивал документом, который давал ему полномочия «курировать предприятия военно-промышленного комплекса Сибири и республики Казахстан». Что примечательно, самый крупный заказ Адамов и его подельщики получили от китайской радиоэлектронной фирмы, которой они за 340 тысяч долларов обещали организовать поставки редкоземельных металлов. Конечно, никаких металлов представители самого населенного государства в мире не дождались. Зато полученный аванс «представитель ВПК» сразу направил в дело, организовав полиграфическое производство фальшивой валюты. Если бы китайская сторона не успокоилась и не обратилась за помощью к российским сыщикам, фабрика Адамова через месяц-другой начала бы выдавать продукцию. Но мошенники и фальшивомонетчики были вычислены и попались с поличным. При обыске на квартире Адамова изъяли значительную сумму в иностранной валюте, матрицы и заготовки бумаги для производства миллиона долларов.

Свой собственный монетный двор или говоря современным языком типография, мечта профессионального блинопека. Долго объяснять не надо. При типографском способе печати доллары становятся более похожими на доллары, а рубли – на рубли. Хотя специалист все равно распознает фальшивку.

С момента появления бумажных денег фальшивомонетчики изобретали тысячи способов тайной печати. В конце XVIII века отечественные преступники прибегли к довольно хитрому методу изготовления типографских машин и оборудования. В частности, необходимых для печатания досок-матриц. Для изображения на матрицах рисунка ассигнации нужны были хорошие граверы. Судебные разбирательства того времени показывают, каким образом это достигалось. В одной из немецких или французских газет появлялось объявление, что требуется гравер для принятия заказов в филиале заграничной фирмы. Из тех, кто отзывался на объявление, выбирались самые молодые и способные. После этого с ними вели переговоры лица, которые выказывали необычайную щедрость. Если человек оказывался легкомысленным, то его быстро удавалось заставить наделать долгов и затем принудить к тайному изготовлению досок. Чтобы оценить талант предлагалось сделать копию русской ассигнации. Причем, чтобы не возбуждать подозрений просили изобразить только рисунок, без цифр и обозначений номинала банкноты. Мастер выполнял шутейный заказ, а незатейливые цифры на художественной матрице гравировали сами преступники. Случалось, что под предлогом какой-нибудь оригинальной рекламы, их просили выгравировать только одну сторону ассигнации. Другую же, делал такой же ни о чем не догадывающийся гравер. Работа всегда щедро оплачивались, и всегда охотно выполнялись ничего не подозревавшими граверами.

Необходимые типографские станки и машины также сооружались с применением уловок. Мошенники заказывали по чертежам отдельные части машины в разных городах – в Берлине, Бреславле, Лейпциге, Ганновере. Заводы исполняли заказы, не подозревая даже, для чего требовалась та или иная деталь.

Но это было на «заре» подделки бумажных денег. Нынче, дорогая, но доступная полиграфическая техника для производства «настоящих» банкнот не приспособлена: фальшивомонетчик не может на ней в точности воспроизводить четкие элементы подлинной купюры, а только имитирует их. Это, в частности, касается технологии неглубокой печати – при ее использования деньги становятся рельефными на ощупь и не теряют этого свойства, даже пройдя через тысячи рук. Есть и много других признаков отличия фальшивок, состряпанных типографским способом.

Опер достал из ящика стола сторублевую банкноту:

– Заметь, этот «стольник» выскочил из какой-то провинциальной типографии, но изготовлен способом высокой печати. Возьми лупу и внимательно присмотрись: при печати лист бумаги прижимался к печатающей форме. Видно, что краска выдавлена к самым краям рисунков и знаков. На окантовке изображений образован характерный «бортик» из краски, из-за чего и сама бумага деформируется…

Мне доходчиво объяснили, что подделки могут быть изготовлены и способом глубокой печати. На таких фальшивках, наоборот, краска из форм налипает на бумагу и при ее высыхании образуется толстый красочный слой. Даже опытный торгаш его определит на ощупь. Но преступники уважают машины глубокой печати за точность и четкость в воспроизведении рисунка. Хотя лет десять назад этого не удавалось – обычное типографское оборудование не тянуло… А потому в начале 90-х годов прошлого столетия блинопеки, прибегая к «услугам» глубокой печати, вынуждены были вручную наносить тиснение на изготовленные подделки. Тем самым придавалось подобающее сходство с настоящими деньгами.

Без сомнения, современное оборудование любой коммерческой типографии позволяет успешно имитировать «глубокую печать». Но только имитировать – через некоторое время изготовленные таким образом фальшивки утрачивают товарный вид. Но сразу после выпуска и визуально, и на ощупь они ничем не будут отличаться от настоящих. Так что ни зрительная, ни чувствительная идентификация не поможет.

А что же такая модная нынче офсетка? Или как ее еще называют, плоская печать? Уж с ее-то помощью можно срисовать любые «настоящие» деньги? С трудом мне стало понятно, что способ офсетной печати зиждется на избирательном смачивании пробельных элементов на печатных формах водой, а печатающих – жирной краской. При этом способе мошенниками также изготавливается клише банкноты, подбирается бумага и краска. Но офсетную типографию в подвале или сарае не установишь, потому как этот способ считается промышленным, позволяет получать продукции много и сразу. А потому подельщики предпочитают заниматься изготовлением фальшивых денег, так сказать, совмещая ее с основной работой. Однажды оперативникам сказочно повезло. Приехали они в типографию химического института по своим делам, а обнаружили за работой настоящего фальшивомонетчика, который штамповал рубли способом офсетной печати.

Офсетная печать бывает двух видов – растрированная и не растрированная. Так вот первую предпочитают использовать при подделке наших отечественных рублей, а та, что без растра, годится для штамповки «капусты». Представители органов экономической безопасности отмечают, что больше всего фальшивых долларов на территории России производится методом не растрированной офсетной печати.

Преимущества офсетной подделки в том, что изображения на купюрах не смываются водой, слой краски почти никогда не бывает толстым и чрезмерным, а потому сквозь него легко можно видеть даже волокна бумаги.

Но и офсетные поддельные деньги – далеко не пик совершенства. Операторы обменных пунктов, банков и крупных торговых учреждений выявляют подделки, если, не прибегая к микроскопу, то с помощью лупы. Не говоря уже о том, что офсетная фальшивка не пройдет обыкновенный детектор контроля. Зато сбытчики фальшивых денег без труда расплачиваются офсетками с продавцами в ночных палатках, таксистами и прочими клиентами, кому не досеет внимательности и освещения.

Что же касается орловского, сугубо типографского метода печати, который является одной из сложных разновидностей офсета, то в денежном деле он используется для плавного перехода одного цвета в другой. Применяется он не для массового изготовления фальшивок, а как способ защиты государственной купюры от подделки. При настоящей доброкачественной орловской печати не увидишь перекосов и разрывов штрихов, наложение одного цвета на другой. Стоит напомнить, что бумажные деньги почти на протяжении всего XIX века не знали, что такое защитный слой, а потому без труда подделывались мошенниками. На их беду в 1892 году на европейском форуме банковских служащих появилась уникальная новинка, которую привезли для демонстрации из «дикой» России. Служащий Государственной экспедиции по заготовлению ценных бумаг Иван Орлов потратил немало лет и энергии для того, чтобы создать машину для многокрасочной печати. Приспособление могло производить целый цикл, выдавая «картинку» с точно совмещенными красками, переходящими из одного цвета в другой. Радужные купюры привели в восторг европейцев, и заказ на «орловскую печать» поступил сразу от нескольких крупных банков Европы. После чего стало ясным: совместные усилия гальванотиписта Якоби, мастера многоцветной автотипии Половицкого и шефа всех работ Орлова принесли в Европу революцию, которая, как думали многие банкиры, сведет на нет усилия фальшивомонетчиков. Так в первый десяток лет и случилось. Стоит отметить, что в нашем отечестве орловская печать впервые была применена в 1894 году при изготовлении кредитных билетов номиналом 25 рублей.

Орловский способ печати, основанный на совмещении сложных, витиеватых узоров не устарел и с приходом XXI века, хотя самые искусные фальшивомонетчики смогли освоить и орловскую грамоту. Для этого, конечно, преступные группы и даже государства использовали сложнейшее высокоточное оборудование. Одиночкам воспроизвести эффект орловской печати не под силу.

Но, подводя итоговую черту о типографских способах подделки денег, я вспоминал лица оперативников, с которыми удалось познакомиться. Все обреченно прогнозировали, что процент типографских фальшивок с каждым годом будет повышаться. И тому объяснение – отмена на лицензирование полиграфической деятельности. Новый закон, принятый в 2002 году дает право каждому россиянину печатать все, что его душе заблагорассудится.

Оглавление | Назад | Дальше