Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Публицистика

Фальшивомонетчики


Оглавление | Назад | Дальше

НАКАЗАНИЕ

КНУТ И ВЕЧНОЕ ПОСЕЛЕНИЕ

Александр I, стал и первым российским императором, кто осмелился отменить смертную казнь. Речь идет не только о наказании за подделку денег, а за все самые гнусные, грубые и жестокие преступления. Даже неисправимые денежные плуты могли вздохнуть спокойно. Самым строгим и крайним мерам, которым они могли подвергнуться, считались лишение всех прав и состояния, экзекуция кнутом, заточение в крепость, ссылка на каторгу на определенный срок или вечное поселение. Что называется «на полную катушку» могли получить подделыватели, как русских так и иностранных денег, переплавщики государственной монеты и контрабандисты. Последние делились на две категории: «импортеры» завозили поддельную монету российского чекана из-за кордона; «экспортеры», наоборот, делали прибыль на том, что сплавляли за «бугор» российские медные деньги «24-рублевого в пуд достоинства». Менее строгому наказанию подлежали лица, которые «отнимали у монеты надлежащий вес и обрезывали оную». За обрезку сначала секли кнутом, а потом отправляли на поселение в далекие города. На перевозчиков фальшивых ассигнаций налагался штраф или, как принято было говорить в те времена, пени – «вдвое против цены его достоинства».

Но перед тем как был принят окончательный Свод законов, в империи Александра разгорелась полемика. Ведь за основу были приняты два проекта. Один, разработанный правительством, другой – модного и знатного юриста того времени Якоба.

По якобскому проекту все виновные в подделке денег или импорте фальшивок из-за границы, приговаривалась или к пожизненному заключению в крепость с потерей всех прав на состояние, либо клеймились и убывали на поселение в Сибирь. Только суд выносил меру наказания в зависимости от причиненного вреда и ущерба. Но не один из преступников не уехал на каторгу и не сел в тюрьму, не вкусив плетей.

Сенаторы в проекте Якоба нашли одну странность. Наказание могло быть смягчено преступникам, у которых при обыске изымались крупные суммы фальшивых денег, полиграфическое оборудование или воровской инструмент. При этом они должны были честно сознаться, откуда инструмент и оборудование, сколько денег было напечатано, сколько и куда потрачено. Но если подозреваемые начинали морочить следствию голову, не знали «откуда деньги», то подлежали самому строгому наказанию. Якоб объяснял, что наказание должно быть равносильно с количеством нанесенного обществу вреда. Уличенные в подделке бумажных ассигнаций, искажении, переплавке и вывозе за границу монет, не только лишались прав на состояние и теряли дворянское звание, но и приговаривались к заточению в крепость или в смирительный дом сроком от 1 до 2 лет.

За подделку иностранных денег, как ни странно, по проекту Якоба наказывать могли не так строго как за подделку российских ассигнаций и кредитных бумаг. Поймали за руку – заплати штраф в четыре раза превышающий сумму фальшивых денег. Если же государственные убытки от применения фальшивой валюты подсчитать было невозможно, то штраф мог взиматься от 500 до 1000 рублей.

Как ни странно в проекте юриста отсутствовал кнут, но появилась плеть, что можно было расценить как незначительную уступку ловкачам.

Правительственный проект по главным пунктам был схож с разработкой Якоба. Явное отличие было лишь в том, что «за подделку российских монет и ассигнаций, за переплавку и вывоз монеты без разрешения за границу, преступник по воле Государя обязан пройти гражданскую казнь. Это означало побывать на эшафоте, где над головой преступника сломают саблю, что в дворянской среде расценивалось как всенародный позор. В отличие от проекта Якоба, правительство карала соучастников и укрывателей преступления также строго, как и самих поддельщиков. Имелся и гуманный пункт, в котором за подделку облигаций, финансовых свидетельств и других ценных бумаг, наказание не отличалась большой строгостью. Но главное отличие правительственного проекта от якобского, так это то, что за подделку валюты впервые должна была применяться такая же строгая мера наказания, как и за подделку российских денег.

Государь не отверг ни тот, ни другой проекты. Сенатом были с большой тщательностью отобраны самые важные и насущные постановления, которые были отражены в новеньком Своде законов 1813 года. А современные историки подметили и такой забавный нюанс: в Александровском Своде Законов сохранены все начала древнего законодательства. К примеру, переплав монеты, как в глубоком прошлом, так и при Александре, отождествлялся с подделкой металлических денег.

Оглавление | Назад | Дальше