Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 10 | Глава 12

11.

- Твоя бывшая маруха приходила? – спросил Бостон, когда они спускались по лестнице, направляясь к припаркованному «Лексусу», - Или случайно пересеклись?
- Не называй ее так, - совсем беззлобно попросил Армавир, - Прежде всего, она мать моей дочери.

По отстраненному лицу Армавира Бостон догадался, что встреча с Вероникой была вовсе не случайной. Он не стал торопить события, и без лишних вопросов сел в машину, прекрасно понимая, что поделиться вестями кроме него, бывшему подельщику больше не с кем. В полном молчании они проехали половину пути.

- Ты что-нибудь слышал о лесопромышленнике Сокове? – наконец спросил Армавир.
- Сильвестре, что ли?
- Я не знаю, его имени.
- Бывший бандит из ореховской группировки. В начале 90-х контролировали поставки китайского ширпотреба, окучивали вещевые рынки, собирали дань с проституток. А потом сумели подчинить себе торговцев лесом. Разве не помнишь, какая война тогда разразилась между бандитами и здесь и на Урале?
- Не помню, - пожал плечами Армавир, - Мы с тобой другими делами занимались. Ты-то откуда все знаешь?
- А лет семь назад, многие из оставшихся в живых бандюков сумели легализоваться. – Пропустив мимо ушей последний вопрос, продолжал рассказывать Бостон, - Тот же Соков, отмывал награбленные бабки, вкладывая их в лесопилки и деревообрабатывающие комбинаты. А на что он тебе сдался, или дорогу перешел?

Армавир помолчал, обдумывая ответ, но, в конце концов, решился ничего не скрывать.

- Да не мне. Дочь влипла, продала ему вместо оригинала подделку. Он и поднял шум.
- Да, дело серое. – Согласился Бостон, - Но в этой жизни нет ничего непоправимого. Пусть отдаст ему бабки и дело с концом. 
- Он не хочет только бабки. Он хочет в придачу и ее салон вместе со всеми полотнами. 
- Обрыбится, - хмыкнул Бостон, - Мало ли чего он хочет. Давай-ка, я съезжу и сам поговорю с ним?
- Моя беда, мне и решать. – Наотрез отверг предложение Армавир.
- Оно верно. Беда-то твоя. Да только тебе ее не решить. Кто ты теперь? – задал вопрос Бостон и сам же ответил, - Отказник. Одним словом, беззащитный. Такой как ты владелец ресторана для Сокова - просто букашка, которую он, не задумываясь, растопчет. А я – вор авторитетный. Пусть не коронованный, и пока не при делах, но и погон с себя не снимал. На меня он наехать остережется. Тем более, у него с Хроносом, насколько мне известно, какие-то дела общие.

Армавир молчал, обдумывая сказанное Бостоном. В самом деле, что он может предложить Сокову? Мировое соглашение. Да тот пошлет его просто на все четыре стороны.

- А какие у него дела с центровым? – спросил Армавир, и тут же попытался догадаться, - Деньги помогает отмывать?
- Я не знаю, Армавир, не мое это дело. Главное, что в случае наезда, братва меня не даст в обиду. Так как?
- И что ты ему предложишь? – внутренне соглашаясь с предложением Бостона, спросил Армавир.
- Как что? Бабки возвратом. Конечно, унижение нужно компенсировать, но я думаю десяти процентов от стоимости картины, вполне достаточно. Ну и личное извинение. Я думаю, твоя дочурка от этого не расплавится?
- Не расплавится, - хмуро ответил Армавир и остановил машину, - Выметайся, твоя хаза.
- Может, зайдешь, поберляем (поедим) врежем по бухарнику (стакан) винца? Впрочем, ты же вино не пьешь. Все не могу привыкнуть, что ты диабетик. Тогда водочки по стопарику?
- Да нет, Бостон, у меня дел выше крыши. А ты, завтра с утречка ко мне приходи, еще раз обмозгуем это дело.

Неоновая вывеска над входом в ресторан не горела. Скорее всего, охранник либо смотрел телевизор в подсобном помещении, либо уже улегся почивать, забыв включить бело-синюю надпись «Айсберг». Ресторан Армавир, получил в подарок от Хроноса. За несколько месяцев до освобождения, когда он, вор в законе, окончательно решил завязать со своим прошлым, он мечтал о собственном кафе или ресторане. Как поп Тихон из ильфо-петровского произведения лелеял мысль о собственном свечном заводике.

Он и сам всегда затруднялся ответить на вопрос, почему именно ресторан? То ли в новом для себя деле старался найти тишину и спокойствие, то ли за более, чем два десятка лет, нахлебавшись тюремной баланды, и заработав на ней целый букет хронических болезней, теперь мечтал о здоровой и вкусной пище. А может быть хотел доказать себе, что способен  руководить не только воровской братвой, но и обычным коллективом. О его желании «выпрыгнуть» (отойти от воровской деятельности) и обзавестись рестораном  Хроносу рассказал Бостон, когда вышел из зоны. На сходке долго решали вопрос, как поступить с Армавиром? По старым правилам и понятиям, строго запрещалось жить за счет собратьев по ремеслу, лгать товарищам, заниматься общественно-полезным трудом, состоять в каких-либо обществах и партиях, служить в армии, иметь семью, вести оседлый образ жизни, враждовать на национальной почве, признавать законы государства, стремиться к досрочному освобождению, вмешиваться в политическую жизнь страны, заниматься спекуляцией и коммерческим посредстничеством, чем, в принципе, и решил заниматься Армавир. По старым правилам и понятиям,  наконец, отказника могли даже лишить жизни. Но послевоенные годы, когда так и поступали, ушли в далекое прошлое. Некоторые воровские законы либо отмирали, либо существенно поменялись и даже стали слегка лояльными. Теперь вору в законе не обязательно было «тырить» по квартирам и карманам. Он даже мог завести семью, определиться с пропиской, обзавестись постоянным местом жительства, заниматься бизнесом, конечно, во благо воровского сообщества. Разве что многие воры не спешили официально регистрировать свои отношения с своими «марухами».

В тот раз сходка решила, что от Армавира будет гораздо больше пользы, если он станет владельцем заведения общественного питания. А деньги из общака, вложенные в ресторан, он со временем сполна вернет. Мало того, Хронос нисколько не сомневался, что Армавир часть доходов от деятельности своего заведения будет возвращать в воровскую кассу.

Когда же Армавир поменял лагерную робу на цивилизованный костюм и вернулся в Москву, в аэропорту его встречал только Бостон. Он и привез его к ресторану. И Армавир, увидев на другой стороне улице кафе с названием «Титаник» тут же распорядился назвать свое заведение «Айсбергом». На недоуменный вопрос Бостона лишь пояснил: «Даже могучий «Титаник» перед айсбергом не смог устоять…»

Он уже хотел было нажать на кнопку звонка, чтобы разбудить охранника, когда услышал за спиной женский голос.

- Добрый вечер, Артем Матвеевич!

Армавир обернулся и увидел того самого менеджера, который неудачно тестировал его на стоянке около «Ассоциации рестораторов». Это была Настя Аралова, сестра Кости.

- Да уж ночь уже, - ответил он приветливо.
- А я тут с семи часов вечера.
- Так ты согласна у меня работать?
- Я пришла вас поблагодарить. – Девушка опустила голову, - Вы так много сделали для нас.
- Пустое. Иди домой, Настя. Завтра поговорим.
- А вы честно нас берете на работу? И меня и Костю?
- Разве я похож на шутника? – ответил вопросом на вопрос Армавир и повторил, - Или домой.
- Спасибо. Мы вас не подведем, Артем Матвеевич. Я вам обещаю.
Она повернулась и зашагала по тротуару.