Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 19 | Глава 21

20.

«Лексус» уткнулся колесами в бордюр, Армавир хлопнул дверцей и увидел на скамейке около своего подъезда Бостона. Издалека он уловил запах перегара. Старый подельщик полулежал, раскинув руки по краям спинки лавочки, и, казалось, неотрывно наблюдал за темными окнами квартиры Армавира. Носками ботинок он придерживал литровую бутылку с остатками перцовой водки. Даже в темноте на лице Бостона были заметны синяки и ссадины.

Увидев, наконец, Армавира, он взял бутылку и, сделав последние глотки, швырнул ее через плечо на цветочную клумбу. Армавир, не сказав ни слова, присел рядом.

- Ну как, у меня витрина (лицо)? – наконец нарушил молчание Бостон и приблизил лицо к товарищу. Но, так и не услышав слов сочувствия, снова откинулся на спинку скамейки, - Отхурдачили (избили) по самое не могу. Арбуз (голова) как деревянный. Батареи (ребра) гудят. Словом, от вольного просто загибаюсь (чувствую себя плохо). Что делать-то будем, Армавир?

Армавир поднялся:

- У меня переночуешь?
- Что же мне дворником быть? Или в мелодию подаваться? (Ночевать на улице или пойти в милицию) Бостон оглянулся на пустую бутылку.
- А у тебя водка есть?
- Найдем. – Ответил Армавир и первым направился к подъезду.

В ожидании лифта он заглянул в почтовый ящик и обнаружил в нем официальный бланк. Даже не надевая очков, догадался, что это повестка из прокуратуры. Значит, у следователя Желтова все еще не пропал к нему интерес. Он небрежно засунул повестку в карман и вслед за Бостоном зашел в кабину лифта.

Увидев на стене гитару, Бостон снял инструмент и провел по струнам:

- Ах, зачем же своей красотою, Он нахально любить заставлял!...
- Положи бандуру на место, - попросил Армавир и поставил на стол стаканы и бутылку с водкой. – Люди за стенами спят давно.
- А я что, не человек уже? - Бостон водрузил гитару снова на крючок и подошел к трюмо. - Красавец! – увидев свое лицо в зеркале, сказал он и взял со стола бутылку. Сделав пару глотков, он утер губы рукой.
- Ну что ты ампулу (бутылку) терзаешь, я же бухарники (стаканы) поставил. – Вздохнув, перешел на блатной язык Армавир.
Бостон послушно налил водки в стакан,  но пить не стал. Устало опустился на диван и закрыл глаза.
- Рассказывай, - присев на стул, попросил Армавир.
- Что рассказывать, разве на роже ничего не написано? – Бостон ткнул пальцем в направлении своего лица.
- Что за фигура-то этот Соков?
- Совсем гнилой (коварный, хитрый) человек. Такой разбогатевший бегемотик (толстяк). Шпалеры и кнацеры собирает.
- Это я уже знаю. Бывшие бандюки все помешаны на этом деле. За жабры его взять можно?

Бостон открыл глаза, трезво и внимательно посмотрел на Армавира. Теперь он уже не выглядел не пьяным.

- Знаешь, Армавир, мне кажется, нам с тобой вдвоем посадить его на сквозняк (атаковать со всех сторон) никак не получится. Судя по его наглости и беспределу, который мне учинил, сидит он плотно. Никого не боится. Сдается, что дружит он не только с легавыми а, как мне думается, имеет свой интерес с Хроносом.  
- И что ты предлагаешь? – Армавир налил немного в свой стакан и залпом выпил. – Мысли какие-нибудь есть?

Бостон поднялся и прошелся по комнате.

- Без помощи центрового тут не обойтись.
- Ты мне предлагаешь поговорить с Хроносом? – ехидно улыбнулся Армавир.
- Ни милиция, ни прокуратура тут не помогут. К тому же, как мне думается, и те и другие уже давно прикормлены им барашками (взятками). 
- Хронос не станет со мной разговаривать.
- Он тебя уважает, Армавир, даже, несмотря на то, что ты соскочил. И кассу пополняешь регулярно. Ну, и я в стороне не останусь, скажу словечко. Хронос обязан предпринять меры, ведь не каждый день авторитетов бьют по морде.
- Может ты и прав. – С неохотой произнес Армавир.
- Пусть даже Хронос откажет тебе в помощи, - соскочив с дивана, присел на корточки перед Армавиром Бостон, - Но нам будет на руку, если пахан вообще не примет никакой стороны, пустит все на самотек. Мол, вы ребята вляпались, вам самим и решать это дело. И тогда мы уж с тобой что-нибудь придумаем. Не впервой выкручиваться. А сейчас главное – обо всем поставить в известность центрового.
- Может быть, может быть, - раздумывая, снова повторил Армавир, - Так, говоришь, он коллекционированием оружия увлекается?
- Да он просто помешан на пушках! А что?
- Да есть кое-какие соображения, - уклончиво ответил Армавир. – Давай-ка, братец будем ложиться спать.
- Я здесь, на диванчике, и прилягу, - сказал Бостон и подложил под голову подушку. – А ты сам-то, чем занимался, пока меня не было?
- Работал, - коротко ответил Армавир.
- Знаю я, как ты работаешь. Бояровал с марухами, небось?
- Заткнись, Бостон.
- Сестренка у Костика, и в самом деле неплоха. Поди, глаз на тебя уже положила?
- Да заткнешься ты!

Бостон послушно замолчал, и Армавир закрыл глаза, вспоминая, как от него сбежала Настя, и как не удалось встретиться с Марьяной. «Видимо, - засыпая, подумал Армавир, - На воле жизнь тоже не сахар. Полна черных углов и тайных ходов. На зоне все просто и понятно, кто начальник, а кто и тварь ползучая. А тут свои законы, которые, причем, не всегда соблюдаются».